Предложение легализовать проституцию в Узбекистане (18+)

Внимание! Не пропаганда.

Дама за туалетом (Берта Моризо, 1880, Чикагский институт искусств, Чикаго)

Идея озвучить тему была у меня давно, но не было времени  — моя жизнь не пересекалась с этой темой. Поэтому я уже решился написать после заявления основателя торговой марки «Фрателли каса» Шохруха Каюмова об отношении к ЛГБТ. Геев и проституток у нас объединяет то, что и те и другие вне закона.

Я хочу, чтобы проституцию в Узбекистане легализовали. В основном, потому что это будет еще одним шагом к гражданскому обществу. Свыше 32 000 таких же граждан Республики Узбекистан, которым Конституция гарантирует права как и другим нормальным гражданам, не защищены в трудовом и социальном поле. Кроме того, что проститутки не могут получать пенсию, они не могут обращаться за защитой, работу осуждает общество (не забывая пользоваться услугами), работники не могут получать своевременной медицинской помощи (что способствует распространению ВИЧ и других болезней).

Если посмотреть на проблему с практической точки зрения, то от легализации стране станет только лучше. Типичным представителям титульной нации будет трудно принять новые условия. Переходить к цивилизованному подходу потребуется постепенно: небольшими улучшениями, чтобы не было впечатления у граждан, что примут закон и завтра все улицы будут завалены проститутками.

Легальная работа и рабочие места

Еще ни один закон не остановил проституцию. Вместо того, чтобы запрещать, лучше возглавить и легализовать. Без нормальной реализации сексуальных потребностей, мужчины и женщины сталкиваются с психологическими проблемами. Большая часть проблем психики лежит в детстве или в сексуальной нереализованности. Если вы не видите на улицах шизофреников, это еще не означает, что среди нас мало людей, которые не могут разобраться в себе и страдают от этого, делая вид, что у них все хорошо.

В мире проституция легальна в 15 странах. Это как развитые страны вроде Германии, Южной Кореи, Финляндии, Швейцарии или Новой Зеландии, так и развивающиеся как Чили или Коста-Рика. В странах с большим количеством бедных людей, проституцию связывают с распространением ВИЧ, но это не останавливает другие страны, потому что достаточно все правильно организовать, чтобы не только остановить рост, но и снизить процент заболеваний.

Когда мы станем внедрять легализацию в Узбекистане, граждане со сложной организацией морали могут быть недовольны. Но нельзя забывать, что их убеждения основаны на учениях, которые полностью были актуальны полторы тысячи лет назад. Сейчас многое можно пересмотреть и относиться к таким вопросам как проституция так, чтобы решить проблемы современного общества, в котором мы живем сейчас, а не кто-то жил давным-давно.

Есть люди, которым подходит такая работа. Для большинства проституток, их работа — осознанный выбор взрослого человека. Это опасная работа с высокими рисками, но этот (порой, вынужденный) выбор делает гражданин Республики Узбекистан, которого государство сейчас не защищает по-настоящему. Почему массажисты, шахтеры, военные или модели могут работать законно, а проститутки не могут? Они точно также создают полезное действие и вправе получать за свой труд законную оплату. То, что их деятельность сейчас незаконна — только вопрос самого закона, который достаточно переписать, чтобы изменения вступили в силу. Это не лучшая работа для ваших совершеннолетних детей. Но точно лучше, когда сексуальные услуги находятся в правовом поле, чем остаются на усмотрение криминала.

Секс-работой в России занимаются три миллиона человек, утверждает руководительница незарегистрированной ассоциации секс-работников «Серебряная роза» Ирина Маслова. Точной статистики нет — это расчеты по одной из методик ООН, основанной на общем количестве жителей в стране, уровне благосостояния и соцзащиты и аналогий с другими государствами. МВД России называет цифру более скромную, но тоже внушительную — по их данным, в 2013 году секс-работой в стране занимался миллион человек (более свежих данных найти не удалось). Большинство из них — обычные люди, которым нужны деньги. Источник

Точной статистики нет, но по оценкам UNAIDS в Узбекистане 32 000 проституток. Источник

Легализовать нужно прежде всего не для того, чтобы проститутки исчезли, а чтобы гарантировать им гражданские права. Кроме того, организованная проституция — это медицинский контроль, рабочие места, налоги, туристы, вывод проституток из теневой экономики и меньше несчастных браков.

Медицинский контроль

Сейчас проститутки не проходят обязательный медицинский регулярный осмотр. Максимум, что они получают — это буклеты и бесплатные презервативы от волонтеров. При легализации будут требования к работе, в том числе обязательный регулярный медицинский осмотр. Многие мужчины все равно пользуются сексуальными услугами, потому что реализация сексуальных потребностей — в природе человека. Просто в патриархальном обществе клиентами чаще являются мужчины, что логично.

Презерватив — нормальное слово

Чтобы обеспечить безопасность услуг, борделям будут выдавать лицензии, разработают стандарты и рейтинг. Показателей рейтинга может быть сотни: отказ от принудительного труда, наблюдение психолога, работа с жалобами клиентов, наличие уровня гостиничного комфорта, страхование от несчастных случаев, минимальные требования к возрасту от 21 года, повышения профессиональной квалификации, штрафы за секс без презервативов и проч.

Налоги

Хорошим примером, когда государство взяло контроль над мутными водами, можно считать официальную продажу «красивых» автомобильных номеров — немалые деньги текут рекой в государственный бюджет.

В Швеции решили пойти своим путем и вместо борьбы с проститутками, стали штрафовать клиентов. Правильнее называть это не штрафом, а налогом. Если подходить с этой точки зрения, тогда все стороны будут заинтересованы в процессе.

Все эти слабые места нашего общества и культуры можно обернуть в налоги и направить полученные деньги в нужное русло: находить другие более традиционные рабочие места, повышать уровень образования, в том или ином виде решать проблемы, которые вынудили женщин выбрать этот спорный путь для зарабатывания себе на жизнь.

Эксплуатация

Сейчас часто проституция — не просто работа, а эксплуатация. Так происходит, потому что у работников нет никаких прав, они находятся в теневой экономике. Секс-работники регулярно становятся жертвами насилия как со стороны клиентов, так и со стороны правоохранительных органов, потому что и те и другие знают, что у проститутки бесправные и им некуда обратиться за защитой. Не смотря на то, что в развитых странах почти все женщины в проституции работают добровольно и это их выбор, в случаях, когда им требуется помощь — они не могут обращаться в полицию или социальные органы.

Секс-работницы особенно уязвимы. Их избивают и насилуют повсеместно, но об этом никто не знает. Поддержки ждать неоткуда: из-за нелегального статуса в правоохранительные органы обращаются единицы, а близким людям не расскажешь из-за страха раскрытия и осуждения. Даже внутри закрытого сообщества секс-работниц побои и секс против согласия тема почти табуированная — о ней не говорят друг с другом и неохотно делятся на форумах. Источник

Конечно, в проститутки не идут высокоморальные женщины: для одних — это легкие деньги, для других — образ жизни, для третьих — все, что они придумали. В наши дни проституция переместилась с улиц в интернет и появилось довольно много девушек, которые выбрали себе такую работу, потому что захотели быстрых денег — ищите их в инстаграмах. Но если женщина (или мужчина) не в состоянии понять, что проституция — не самая достойная работа в современном обществе, то это еще не означает, что государство не должно гарантировать ей таких же прав, как и всем остальным своим гражданам. Соблюдение гражданских прав важнее спорной морали.

У нас в стране странное отношение к проституции. С одной стороны, вся милиция прекрасно знает кто чем занимается где и когда. С другой стороны, они не торопятся их закрывать, потому что понимают, что нельзя просто взять и каждый день штрафовать проституток пока платить будет нечем. На проституцию у нас приличный спрос, но она остается в криминальной среде. Вместо того, чтобы думать как избавиться от проституток, лучше думать как их легализовать. Решение проблемы должно быть не в искоренении, а в преобразовании.

Какие проблемы озвучиваются, когда речь заходит об этой теме? Насилие, ВИЧ, разложение морали, разрушенные семьи. Легализация позволит решить большинство этих проблем, но высокоморальное общество тормозит этот процесс. Достаточно изменить отношение к вопросу и это уже будет проблема не морали, а Минтруда.

Бывшая проститутка получила рыцарский титул в Новой Зеландии

Новая Зеландия декриминализировала проституцию 16 лет назад в 2003 году. Их опыт показывает, что количество людей занятых в этой сфере существенно не увеличилось, но теперь они имеют права и защиту государства как и другие участники рынка труда.

Prostitution Reform Act 2003 — документ, заложивший основы легализации проституции в Новой Зеландии

«Запрет может отпугнуть приличных клиентов, — поясняет она. — Остались бы только страшные и опасные люди».

Bon Ton, который привлекает «приличных» клиентов, например, юристов и госслужащих, является, судя по всему, идеальной иллюстрацией новозеландского подхода к проституции.

Спальни выглядят, как номера в пятизвездочных гостиницах, офис на втором этаже обставлен по-деловому, и работники говорят, что к ним относятся уважительно.Источник

Большая часть возможных негативных эффектов основаны на мифах о проституции. Они же существуют потому, что сейчас этот рынок работает в нелегальной сфере, но он перестанет быть таким, если эти услуги станут законными.

Вопрос морали

Не понятно зачем запрещать сексуальные услуги. Моногамия — это не вопрос природной потребности, а вопрос, навязанный обществом ради сохранения этого общества в нужном виде. В 21 веке нет настоящей необходимости оставаться моногамным по отношению к своему партнеру, чтобы выживать, как это было в 19-м и 20-м вв. Сейчас уровень жизни в развитых и развивающихся странах позволяет нормально жить без образования семьи. Это не означает, что я приветствую многоженство или многомужество — на этот счет у меня пока нет определенного мнения. Но зачем мешать заниматься сексом тем, кто имеет на это все права — как официальные, так и социальные?

Другое дело, что в связи с развитием культуры, образования, информирования о происходящем в стране и мире, появились новые ценности, основанные на условиях моногамии. Люди не готовы вкладывать свои физические, духовные, финансовые и прочие ресурсы в образование семьи, если им не будут гарантированы эксклюзивные права.

Когда речь заходит о легализации проституток, часто вспоминают проблему разрушения семей из-за «походов по бабам». Но редко кто говорит о том, что во-первых: зачем вам такой муж? Во-вторых: не лучше ли, чтобы он свои фантазии реализовывал с профессионалами, а не требовал это от жены, которая может не хотеть использовать в постели какие-то оригинальные практики? Потому что с нашим отношением к женщинам, многие из них будут просто страдать от насилия или побоев в семье. Это не означает, что легализованных проституток можно будет насиловать, пытать и унижать. Требования к лицензии будут включать в себя пункты, не допускающие подобного обращения с исполнителями.

* * *

Я не ожидаю, что легализация проституции сразу решит все проблемы. Я ожидаю, что это позволит реализовать гражданские права женщин, занятых на этой опасной и неблагодарной работе, повысит их безопасность и продемонстрирует миру, что Узбекистан способен показать пример цивилизованного развития общества.

Что думают об этой проблеме другие люди

Чтобы не озвучивать только свое мнение, я попросил прокомментировать тему несколько моих знакомых, ответив на вопрос: нужно ли легализовать проституцию в Узбекистане или нет? Так как мои знакомые — это не достаточно объективная выборка, я постарался получить мнение самых разных людей. Среди опрошенных есть как женщины, так и мужчины; они разных национальностей, возраста и убеждений, но большинство, все-таки, журналисты. Я был вынужден задавать вопрос только тем, кому есть что сказать и кто может добавить что-то интересное на основе своего опыта работы в какой-то сфере. Однако, я не рискнул задавать вопрос тем, чья репутация не позволит им отвечать публично, потому что их образ не контактирует с данной проблемой. Также я не рискнул спрашивать у верующих людей, потому что в целом их позиция ясна, но вы всегда можете высказаться в комментариях (на сайте или в ФБ).

Некоторые из респондентов попросили не указывать их имени. Я никого ни в чем не убеждал, не спорил, не задавал дополнительных вопросов, они отвечали в свободной форме. Их ответы не были отредактированы (но могли быть сокращены без искажения смысла) и публикуются как есть.



Ирина Матвиенко, администратор канала Немолчи.уз

С проституцией пытаются бороться и в Узбекистане. В декабре 2018 у нас ужесточили наказание за занятие проституцией. [...] Кажется, законодатели путают причину и следствие. Вместо того, чтобы бороться с системными проблемами, устанавливают новые ветряные мельницы.

За проституцией скрывается огромный пласт социальных и экономических проблем: низкий уровень образования, домашнее насилие, торговля людьми, гендерные стереотипы, браки по принуждению и так далее.

[...] Государство и общество не могут в кратчайшие сроки решить описанные выше экономические и социальные проблемы. Но по силам уже сейчас внести ответственность за пользование услугами проституток. Чтобы штрафы платили не только те, кто продаёт своё тело. Но и клиенты, покупающие время и тело проституток. Они — преступники, поддерживающие среду насилия и угнетения женщин и детей.



Тимур Абдулин, главред Репоста

Считаю, что если с чем-то не получается бороться, то нужно менять правила игры в свою сторону. Если вкратце: я за легализацию. Нет смысла бороться с тем, чего никогда не истребить. Для того, чтобы побороть проституцию вообще — нужно избавить планету от людей.

Легализация позволила бы сделать отрасль более чем на 70% подконтрольной, снизить распространение ВИЧ, хотя бы частично избавиться от дискриминации сотрудников секс-индустрии в сознании общества. Разумеется, для этого легализация должна подразумевать под собой определенные критерии, связанные в первую очередь с безопасностью для здоровья и снижению криминальности. Другой вопрос в том, готовы ли мы по своему мышлению, менталитету и морали к такому шагу. Скорее всего, сейчас нет, и вряд ли будем готовы в обозримом будущем. Восточное понимание проституции несопоставимо с европейским и западным отношением к явлению.

Разумеется, что легализация отрасли могла бы еще и увеличить налоговые поступления. Учитывая последние тенденции и предложение взимать налоги с блогеров, которых в стране почти нет, подозреваю, что проституция могла бы затмить блогосферу по количеству выплаченных налогов.



Лола Исламова, главред Анхора

Мне кажется надо сосредоточиться не на легализации, а на создании реальных рабочих мест и качественном образовании. Я не думаю, что есть исследование в этой области, но мой опрос показал, что в Узбекистане люди занимаются проституцией по причине низкой социальной защищенности и безработицы. Я думаю, легализации в Узбекистане ближайшее время не будет.

Это связанно с этико-моральными устоями. Никто из депутатов не рискнёт поддержать эту инициативу.



Виктория Чугай, автор канала #здравыемысли

Есть профессии, которые были до нас и будут после нас. Бороться не имеет смысла, а запрещать тем более. Запретный плод сладок. Я абсолютно за легализацию проституции. Считаю, что на развращение общества это никак не повлияет. Настоящий разврат исходит из запретов.



Дарина Солод, со-оснаватель Хука

Мне кажется, что легализация проституции у нас никак не устаканит эту сферу и никак не сделает эту ситуацию лучше. Потому что, сейчас, проституированные женщины — огромное табу и вся ответственность (что происходит) вешается на них, а не на мужчин, которые считаются их клиентами. Это люди[проститутки], у которых нет прав, методов защиты, гарантий и так далее.

Здесь же, если мы ее легализируем, кажется, что это будет определенная сфера, которая будет уже регламентироваться государством, у женщин появится больше прав и защиты. Но опыт легализации, например, Германии подсказывает, что  — не фига — это так не работает. Наоборот, при легализации этой сферы происходят еще большие проблемы. Т. е. она превращается в базовую услугу, где клиент может и должен получить все за свои деньги. Это превращается в огромный поток и конвейер, огромные проблемы со здоровьем, правами и прочим.

Я не считаю, что проституция — это та вещь, которую следует легализировать. Мне так кажется, что если мы хотим бороться с проституцией, то начинать нужно не с проституток, потому что это спрос рождает предложение, а не предложение увеличивает спрос. [...] Нужно начинать с административного наказания тех, кто пользуется услугами проституток, а потом уже бороться с ними. Тогда, таким образом, мы сможем победить всю эту большую-большую проблему. Легализация у нас чревата огромными рисками. Наши женщины итак на третьем месте по трафику секс-услуг и сексуального рабства. [...] Если у нас не будет спроса, логично, что и предложение перестанет появляться.



Гуля Карабаева, автор канала Эйчаровщина

В наших реалиях, с нашим менталитетом и «модой на религиозность», само словоочетание «Легализация проституции», как будто из области фантастики:) Но! Как эйчар, социолог и психолог я полностью за легализацию. Если отойти от нравственных и моральных показателей, то сам процесс легализации это избавление от многих проблем государства.

Женщины с пониженой социальной ответственностью были, есть и будут, и даже скажу в какой то мере они нужны. Во первых — всё что контролируемо является управляемым. Во вторых — почему уборщица платит налог, а «работница ночного труда» нет? Ну и в третьих — никто не отменял тот факт, что они являются огромным социальным пластом, который приносит опасность обществу и сам подвержен опасности. Легализовать этот социальный пласт, провести медицинские обследования, выдать трудовые книжки, заставить их платить налоги и контролировать. Но это всего лишь мои фантазии, я уверена на тысячу процентов, что в Узбекистане никогда не будет легализации проституции, потомучто УЯТ!



Мужчина, около 30 лет (анонимно)

Во-первых, по-любому это будет: подпольно или легально. Лучше это легализовать и народ будет легально ходить, легально расслабляться. Это будет уменьшать злобу среди людей. Все на релаксе будут. Пошел, официально пошпёхался и на тебе — счастье. Как минимум два плюса я вижу. Но не нужно делать это открыто. Это, конечно, не хорошо, что так происходит. Не совсем это по нашим традициям. Надо сделать как-то скрытно, чтобы кому надо нашел, но не нашел себе проблем на задницу. Чтобы официальные легальные телки были и чтобы клиент заплатил и уверенно себя чувствовал.



Мужчина, около 60 лет (анонимно)

Проституция в шаге от рабства и торговли людьми, если не то же самое. Узаконить или заключить в правовое право такое явление в стране, где даже магазинов для взрослых нет, а таможня вибраторы с вагинами конфискует — абсолютно недостижимая вещь.



Умид Гафуров, автор блога Тролл-уз

Я против легализации проституции, легализации марихуаны или других подобных вещей. И дело вовсе не в том, что я плохо к этому отношусь или это противоречит моим ценностям. Я просто не могу представить как наше общество и правительство, которое в принципе ещё не готово ходить в университет в футболках, может спокойно воспринять и сосуществовать с легальной проституцией. Конечно проституция в Узбекистане была, есть и будет. Это неизбежно в развивающихся странах. Да и в развитых тоже.


В мире есть как менее удачные примеры легализации (в Германии), так и более удачные (в Новой Зеландии). Нельзя, не разобравшись, заявлять, что где-то не получилось — следовательно и у нас не получится. Подходы к проблеме у всех разные. Кто-то считает, что проституция вечная и неисправимая. Другие, как в Швеции, считают, что наказывать надо клиентов. Третьи, к которым отношусь и я, считают, что проблема существует, потому что она есть в таком виде как сейчас и её можно решить, если бороться не с самой проституцией, а с причинами, из-за которых сексуальные услуги имеют такой вид.

Мы не проснемся завтра в стране, которая стала одобрять этот труд. Мы можем проснуться в стране, которая защищает права своих граждан. Это и есть моя страна и я хочу разделить её с вами.

Поделиться
Отправить
Запинить
1 комментарий
Acronym 1 мес

Пока не стоит, легализуют у нас как всегда по-своему и скорее всего станет хуже: и для клиентов, и для проституток, и для всех. Сама идея легализации: здравая. И это надо делать, но вы не учитываете контекст.
Те страны, где это легализовано, смогли себе такую систему внедрить позволить в первую очередь из-за того что у них достаточно компетенции для реализации такого. У нас их нет и вряд ли скоро будут.

Азамат Шамузафаров. Материалы на сайте могут содержать информацию для лиц старше 18 лет 1 мес

В целом да, но если не поднимать вопрос, тогда никогда до него не доберешься.

Популярное