Позднее Ctrl + ↑

Рейтинг банковских сайтов Узбекистана — 2019

Два года назад я составил небольшой рейтинг банковских сайтов Узбекистана. С тех пор банки стали активнее и конкуренция между ними обострилась. В том числе это отразилось на их сайтах. В этом году я добавил в рейтинг больше банков и усложнил условия, по которым они оцениваются. Также увеличил в два раза количество сайтов-участников.

В оценках нет субъективности, я не рассматривал дизайн сайтов — только содержимое и функционал. Выбрал такие требования к банкам, которые мне показались: а) обязательными, б) разворачивающие банки к клиентам лицом, а не задницей.

Если я не мог найти что-то, это не работало или работало не так как надо — сайт получал за это минус. Возможно, у них есть приложение, но если я не нашел ссылку на него (даже если я тупой), значит для меня его не было.

Так как несколько банков получили одинаковые баллы, то пришлось применить волшебную пыльцу и добавлять сайту по 0.1 баллу за то, что сайт получил + в такой категории, где большинство сайтов его не получили. Например, Равнакбанк получил 0,1 балл за плюс в категории «Подбор вкладов», потому что кроме него в этой категории всего два других банка. У конкурентов по баллам такого преимущества нет.

Как оценивалось

Адаптивность
Моя любимая тема — наличие адаптивного дизайна. В этом году я все банки смотрел на смартфоне и не оценивал их версию для настольных компьютеров, потому что дизайн под мобилы сейчас надо делать прежде, чем дизайн под десктопы (кроме редких случаев, когда известно что ЦА работает с сайтом прежде всего с компьютеров). Поэтому, если у меня возникали проблемы с навигацией, то это прежде всего навигация в адаптированном дизайне. Так как адаптивный дизайн теперь есть у всех банков, то его критерий оценки было качество дизайна главной страницы. Если в основном вопросов к ней не возникало, то сайт получал «плюс», если возникало — «минус».

Наличие интернет-банка
Сам интернет-банк я проверить не мог по понятным причинам и ориентировался только на страницу авторизации в него. Интересно, что если в настольных версиях ссылки есть почти у всех сайтов, то в смартфон-ориентированных у многих отсутствовали. В основном это связано с тем, что наши банки, по старинке, пользуются ЮСБ-ключами, которые должны быть воткнуты в компьютер, чтобы авторизовывать финансовые операции. Это сделано потому, что тако топорно оберегать свои деньги банку проще, чем создать удобный интернет-банк, доступный без флешек.

Интернет-банк в стиле сайта
Этот критерий я специально ввел, потому что многие из вас знают, что в интернет-банке (банк-клиент) у наших банков конь не валялся. Хотя эта услуга и называется интернет-банк, но на самом деле вы в нем существенно ограничены, а если вы не фирма, то для вас такой услуги нет вообще. Я уверен, что практически все наши банкиры, запускают свой интернет-банк как отдельный сайт (ну, это нормально) и годами там ничего не меняют. В Интернет-банке ОФБ до сих пор висит старый логотип. Уверен, они просто боятся там что-то пошевелить, потому что если все развалится (из-за замены одного файла логотипа на сервере), то никто потом спасибо не скажет.

Поэтому вы работаете с документами в морально отсталых сервисах, с интерфейсом, который делал программист. Это отражается и на дизайне нового сайта, потому что интернет-банк каким был 5 лет назад, таким и остается. Банкиры там боятся что-то изменить. Конечно, это связано с деньгами (страхования нет), но это также сковывает наше развитие. Это все равно, что не строить самолеты, потому что они могут упасть.

Доступность
Под этим я понимаю версию для слабовидящих. С ней были проблемы. Пара банков использовала один и тот же скрипт, который просто ужасен. Другие банки решили, что если перевести все цвета в оттенки серого, станет легче читать. Версия для слабовидящих — это прежде всего размеры и контраст. Еще одна типичная ошибка: делать ссылку на такую версию сайта на столько незаметной, что даже человек с хорошим зрением не сразу ее найдет.

Открытие карты онлайн
Сайты наших банков — это вымученные мутанты, нежеланные дети, жертвы банковской системы страны, никчемные несчастные формальные страницы на хостинге и за два года, с прошлого рейтинга, заметных изменений не произошло. Эти сайты и сейчас ни чем не лучше газеты, которая точно также может рассказать мне о банковских услугах и предложить приехать в филиал или позвонить в службу поддержки. Разве что некоторые банки позволяют сделать перевод, но такая возможность появилась потому, что ее внедрили платежные системы, а не банки.

Причем кризис с разработкой банковских сайтов на столько силен, что многие банки просто запускают свое приложение, где предлагают какие-то услуги, не доступные через сайт. Приложение делают другие люди, с нуля. Но банк сам не может понять как ему изменить его сайт, чтобы услуги были доступны как на сайте, так и в приложении.

В качестве теста я решил проверить: можно ли открыть любую карту через сайт, чтобы мне ее отправили на почту или привезли курьером (пусть и за деньги). Ни один банк не хочет, чтобы я открыл у него карту здесь и сейчас. Ориент-финанс и Хайтек-банк пытаются делать вид, что это можно сделать как белому человеку. На этих сайтах можно заполнить заявку, но вам все равно нужно будет приехать с паспортом в банк на своих двоих. Машин ленинг вот это все.

Что-то более-менее похожее предлагает Хамкор-банк, потому что он вытрясет из вас всю душу, пока вы будете заполнять три экрана с формами (на глаз не менее 30-ти) и даже когда вы укажете паспортные данные, все равно нужно будет загрузить к ним скан паспорта. К сожалению, мне не хватило терпения заполнять эти бесконечные поля на сайте через смартфон, поэтому я точно не знаю, чем это заканчивается. Но хочется верить, что они не просто так мучают людей. Также, вы должны там согласиться с офертой на 18 страницах. При этом в русской версии сайта ссылка идет на оферту на узбекском языке. Чую графена аромат.

Еще немного старается Агробанк, но он перекинул меня с русской версии на узбекскую, так что подробностей у меня нет.

Человеческий язык
Для банков люди — это физические лица. Я не знаю, когда у нас поймут, что нужно разговаривать с клиентами как с людьми. Эта категория требовала человеческого языка на сайте. Проверял на страницах «О банке» или «Миссия банка». В качестве хорошего текста с банковского сайта могу привести пример с сайта Сбербанка. Давайте, сравним.

Азия-альянс банк:
«ASIA ALLIANCE BANK» является молодым и динамично развивающимся банком в Республике Узбекистан. Банк осуществляет свою деятельность на основании Лицензии на осуществление банковских операций выданной Центральным Банком Республики Узбекистан №79 от 15 августа 2009 года.

Даже государственный монстр, российский Сбербанк представлен в интернете как надо:
В сегодняшнем Сбербанке почти ничего не напоминает о сберегательных кассах, функции которых он выполнял на протяжении значительного периода своей истории. Но удивительно другое: Сбербанк уже мало похож даже на самого себя всего лишь десятилетней давности!

Подбор вклада
Калькулятор вкладов должен быть и быть должен на странице вкладов. Если он работает удобно — еще лучше. Без калькулятора сложно сложить два и два, чтобы понять, что тебе выгодно.

Чтобы банкам жизнь медом не казалась, критерием оценки по калькулятору будет возможность подобрать оптимальный тариф по вкладам на основании заложенных мной данных в калькулятор. Т. е., если на странице вкладов я могу указать сколько у меня денег и на какой срок я готов их положить, то сайт должен сделать мне предложение по вкладам. Не таблицу с тарифами, а подбор вклада в соответствие с моими финансовыми возможностями.

Приложение
Сами приложения я не оценивал, но в наше время каждому банку пора иметь свое приложение, потому что у него есть свои преимущества перед сайтом и особые возможности. Все банки, которые сказали, что у них есть приложение, получили плюс. На удивление оказалось, что у семи банков нет ссылок на приложение (даже, если оно где-то и есть).

Карта филиалов и банкоматов
Пока наши банки не умеют оказывать услуги через интернет, важно наличие у них большого количества филиалов, минибанков и банкоматов. Не всем легко далось сделать карту банкоматов в версии сайта для смартфонов. Например, у Равнакбанка карта есть, но ее реализовали с ошибками, поэтому я не смог ею воспользоваться. А Инфинбанк вместо «главный офис» пишет «головной офис».

Карта минибанков ОФБ

Правление банка с фото
Все банки показали список правления. Некоторые ограничились буквально списком, другие дали биографию в советском духе. Есть даже банке, где у членов правления отдельной строкой указана национальность — словно это имеет значение. У Равнакбанка место под фото есть, а фотографий нет. На сайте Туронбанка есть фотографии членов правления, но это просто унизительно плохие фотографии. Если они не могут сделать нормальные фото своего руководство, как они могут деньгами распоряжаться? И только Капиталбанк приложил усилия, чтобы показать лица людей, которые управляю вашими деньгами. Два года назад ситуация была такой же.

Теперь вы знаете как выглядит Председатель правления Равнакбанка

Таблица участников

KPL OFB AAB UNI IPK XLQ HTB HMK RVQ DVR AGR ALQ NBU TUR INF ZIR
1. Адаптивность + + + + + + + + + + + + +
2. Наличие интернет-банка + + + + +
3. Интернет-банк в стиле сайта +
4. Доступность
5. Открытие карты онлайн + +
6. Человеческий язык + + +
7. Подбор вклада + + +
8. Приложение + + + + + + + + +
9. Карта филиалов и банкоматов + + + + +
10. Правление банка с фото + +
Баллы 5 6 3 3 1 1 1 6 3 2 2 1 4 4 0 1
Пыльца 0 0 0 0 0 0 0 +0.1 +0.1 0 0.1 0 0 0.1 0 0
ИТОГО: 5 6 3 3 1 1 1 6.1 3.1 2 2.1 1 4 4.1 0 1
Лучший банковский сайт в этой стране

Лучшие банковские сайты Узбекистана в 2019 году

Выводы

С каждым годом я буду убирать пункты, с которыми справляются почти все банки и добавлять новые. Например, в следующий раз я уберу пункт Адаптивность, потому криво-косо, но у всех она уже есть.

Достаточно посмотреть на таблицу, чтобы понять как уже сейчас можно улучшить сайт своего банка. К сожалению, как правило, в банках нет отдельных людей, ответственных за качество их сайта. Во многом потому, что у нас пока нет такой конкуренции как в России или Казахстане между банками. А также потому, то у нас практически нет разработчиков сайтов, которые могли бы адекватно вести банковский сайт. Создавать свою инхаус-команду для работы над сайтом наши банки пока не готовы.

«Мерримед-фарм» годами обманывает покупателей лекарств с помощью дизайна упаковки

Два года назад я написал пост, который оказался очень популярным. В нем шла речь о фарм-компании из Узбекистана «Мерримед-фарм», которая паразитирует на узнаваемости популярных лекарств и заимствует у них дизайн упаковки и даже названия, чтобы продавать свои лекарства под видом лекарств других компаний.

Вы приходите в аптеку и просите, например, «Оптиприм» — лекарство для детей. Вместо него, фармацевт дает вам местный «эквивалент» «MR Аптиприм». Упаковка на столько похожа на оригинальную, что вы скорее всего не заметите подвоха.

Совесть фармацевта не мучает, потому что он всегда может сказать, что это «тоже самое». Многие из них получают деньги и подарки за продажи лекарств от правильных фарм-компаний. Вообще, так все фарм-компании делают, но если вы сами попросите что-то посоветовать. У нас же в обычной практике давать местные лекарства вместо оригинальных, якобы потому что они дешевле — забота такая о нас. А то, что такие лекарства, даже имея общую основу, отличны по качеству — упоминать забывают. Поэтому, я всегда проверяю упаковку, чтобы не получить «аналоги», о которых я не спрашивал.

Сегодня вышла новость о том, что Антимонопольный защитил права немецкой фармкомпании Bionorica SE, поэтому я решил посмотреть как там дела у наших копирастов. Если коротко: я устал гуглить их лекарства, потому что каждое из них копировало упаковку более известных и популярных оригинальных лекарств. Ниже я покажу несколько примеров, а дальше вы проверяйте сами.

Если вам не лень, можете проверить остальные лекарства с этой фотографии или посмотреть список всех лекарств на официальном сайте паразитов «Мерримед-фарм».

Я напишу в Антимонопольный комитет, чтобы они остановили продажи. Правда, наши лучшие в мире законы разрешают копировать дизайн до тех пор, пока в комитет не обратится владелец прав на оригинальный дизайн. Обращения обманутых потребителей их не сильно волнуют. Посмотрим. Пожалуйста, распространите информацию, потому что ситуация хуже, чем я думал.

Рабочие столы российских дизайнеров из 2003 года

16 лет назад был такой сайт Astarta.com. Его вела иллюстратор Ева и кроме своих иллюстраций собрала там скриншоты рабочих столов знакомых лично и онлайнно дизайнеров и иллюстраторов. Если кто-то застал те времена, то могут вспомнить про Анкла, Смарта, Экзакта, Йована, Корнея или Спая. Сейчас сайт доступен только через Веб-архив (используйте ВПН), но скриншоты рабочих столов там не сохранились, зато интересно заглянуть в папку с другими изображениями, среди которых, например, снег в Москве в 2001-м году ☺️.

Не знаю зачем, но тогда я сохранил эти десктопы и они кочевали с другими файлами по моим компьютерам. Думаю, это может быть интересно дизайнерам и любителям истории. Чтобы узнать где чей десктоп, посмотрите название файла — там указан никнейм владельца.

В заметке только первая часть, если вам нужны все 88 скриншотов, то скачайте невероятные 13 Мб архивом. Олдфаги есть?

Стиль одежды: как просто выглядеть лучше

Пришел к пониманию, что не нужно самовыражаться через одежду. За ярким внешним видом не видно человека. Сложная графика на принте отвлекает от лица. Фотографы знают, что если в кадре будет текст, то большинство сначала прочитает текст.

Сравните слева с принтом и справа без принта

Самодостаточным людям важно выделяться не через одежду, а через свои идеи (банальный пример: Стив Джобс). Когда я это понял, я пересмотрел свой гардероб — убрал все яркие вещи, сложные принты и паттерны — все то, что будет закрывать собой меня. Прежде мне нравилась картинка, когда на футболке какие-то сложные надписи или смешанная техника вышивки/покраски, потому что это смотрелось интересно. Яркие кроссовки выделяли тебя в толпе; красные или желтые куртки раскрашивали серые зимние будни, но по сути это все клоунада. Зимой можно использовать яркий шарф, но все остальное лучше делать более спокойным. Тогда такая деталь будет искрой, а не пожаром.

Наверное, для женщин это очевидные вещи, но меня радует, что я пришел к этому в некотором смысле самостоятельно.

Простые вещи легче сочетать. Раньше я выбирал каждую отдельную вещь независимо от того, что у меня уже есть или что я планирую купить. Нравится рубашка — беру. В итоге у меня было по пять полосатых рубашек разного цвета и шириной полос — зачем?

Я бы хотел себе позволить вообще не думать о том, что я ношу, но наше общество так устроено, что оно обращает внимание на внешность. Для общения с людьми лучше выглядеть так, чтобы они хотели с вами разговаривать, а не старались вас избегать. Порой мы не задумываемся об этом, но посмотрите вокруг.

Обновление от 12 октября, 2019: если вы не хотите носить только простые вещи, то легко выглядеть хорошо поможет покупка одежды только одного бренда. Лучше, чтобы это было что-то маленькое, но хорошее. Как правило, у таких марок мало дизайнеров и они строго следуют общему стилю, поэтому одежда одной марки между собой хорошо выглядит.

Предложение легализовать проституцию в Узбекистане (18+)

Внимание! Не пропаганда.

Дама за туалетом (Берта Моризо, 1880, Чикагский институт искусств, Чикаго)

Идея озвучить тему была у меня давно, но не было времени  — моя жизнь не пересекалась с этой темой. Поэтому я уже решился написать после заявления основателя торговой марки «Фрателли каса» Шохруха Каюмова об отношении к ЛГБТ. Геев и проституток у нас объединяет то, что и те и другие вне закона.

Я хочу, чтобы проституцию в Узбекистане легализовали. В основном, потому что это будет еще одним шагом к гражданскому обществу. Свыше 32 000 таких же граждан Республики Узбекистан, которым Конституция гарантирует права как и другим нормальным гражданам, не защищены в трудовом и социальном поле. Кроме того, что проститутки не могут получать пенсию, они не могут обращаться за защитой, работу осуждает общество (не забывая пользоваться услугами), работники не могут получать своевременной медицинской помощи (что способствует распространению ВИЧ и других болезней).

Если посмотреть на проблему с практической точки зрения, то от легализации стране станет только лучше. Типичным представителям титульной нации будет трудно принять новые условия. Переходить к цивилизованному подходу потребуется постепенно: небольшими улучшениями, чтобы не было впечатления у граждан, что примут закон и завтра все улицы будут завалены проститутками.

Легальная работа и рабочие места

Еще ни один закон не остановил проституцию. Вместо того, чтобы запрещать, лучше возглавить и легализовать. Без нормальной реализации сексуальных потребностей, мужчины и женщины сталкиваются с психологическими проблемами. Большая часть проблем психики лежит в детстве или в сексуальной нереализованности. Если вы не видите на улицах шизофреников, это еще не означает, что среди нас мало людей, которые не могут разобраться в себе и страдают от этого, делая вид, что у них все хорошо.

В мире проституция легальна в 15 странах. Это как развитые страны вроде Германии, Южной Кореи, Финляндии, Швейцарии или Новой Зеландии, так и развивающиеся как Чили или Коста-Рика. В странах с большим количеством бедных людей, проституцию связывают с распространением ВИЧ, но это не останавливает другие страны, потому что достаточно все правильно организовать, чтобы не только остановить рост, но и снизить процент заболеваний.

Когда мы станем внедрять легализацию в Узбекистане, граждане со сложной организацией морали могут быть недовольны. Но нельзя забывать, что их убеждения основаны на учениях, которые полностью были актуальны полторы тысячи лет назад. Сейчас многое можно пересмотреть и относиться к таким вопросам как проституция так, чтобы решить проблемы современного общества, в котором мы живем сейчас, а не кто-то жил давным-давно.

Есть люди, которым подходит такая работа. Для большинства проституток, их работа — осознанный выбор взрослого человека. Это опасная работа с высокими рисками, но этот (порой, вынужденный) выбор делает гражданин Республики Узбекистан, которого государство сейчас не защищает по-настоящему. Почему массажисты, шахтеры, военные или модели могут работать законно, а проститутки не могут? Они точно также создают полезное действие и вправе получать за свой труд законную оплату. То, что их деятельность сейчас незаконна — только вопрос самого закона, который достаточно переписать, чтобы изменения вступили в силу. Это не лучшая работа для ваших совершеннолетних детей. Но точно лучше, когда сексуальные услуги находятся в правовом поле, чем остаются на усмотрение криминала.

Секс-работой в России занимаются три миллиона человек, утверждает руководительница незарегистрированной ассоциации секс-работников «Серебряная роза» Ирина Маслова. Точной статистики нет — это расчеты по одной из методик ООН, основанной на общем количестве жителей в стране, уровне благосостояния и соцзащиты и аналогий с другими государствами. МВД России называет цифру более скромную, но тоже внушительную — по их данным, в 2013 году секс-работой в стране занимался миллион человек (более свежих данных найти не удалось). Большинство из них — обычные люди, которым нужны деньги. Источник

Точной статистики нет, но по оценкам UNAIDS в Узбекистане 32 000 проституток. Источник

Легализовать нужно прежде всего не для того, чтобы проститутки исчезли, а чтобы гарантировать им гражданские права. Кроме того, организованная проституция — это медицинский контроль, рабочие места, налоги, туристы, вывод проституток из теневой экономики и меньше несчастных браков.

Медицинский контроль

Сейчас проститутки не проходят обязательный медицинский регулярный осмотр. Максимум, что они получают — это буклеты и бесплатные презервативы от волонтеров. При легализации будут требования к работе, в том числе обязательный регулярный медицинский осмотр. Многие мужчины все равно пользуются сексуальными услугами, потому что реализация сексуальных потребностей — в природе человека. Просто в патриархальном обществе клиентами чаще являются мужчины, что логично.

Презерватив — нормальное слово

Чтобы обеспечить безопасность услуг, борделям будут выдавать лицензии, разработают стандарты и рейтинг. Показателей рейтинга может быть сотни: отказ от принудительного труда, наблюдение психолога, работа с жалобами клиентов, наличие уровня гостиничного комфорта, страхование от несчастных случаев, минимальные требования к возрасту от 21 года, повышения профессиональной квалификации, штрафы за секс без презервативов и проч.

Налоги

Хорошим примером, когда государство взяло контроль над мутными водами, можно считать официальную продажу «красивых» автомобильных номеров — немалые деньги текут рекой в государственный бюджет.

В Швеции решили пойти своим путем и вместо борьбы с проститутками, стали штрафовать клиентов. Правильнее называть это не штрафом, а налогом. Если подходить с этой точки зрения, тогда все стороны будут заинтересованы в процессе.

Все эти слабые места нашего общества и культуры можно обернуть в налоги и направить полученные деньги в нужное русло: находить другие более традиционные рабочие места, повышать уровень образования, в том или ином виде решать проблемы, которые вынудили женщин выбрать этот спорный путь для зарабатывания себе на жизнь.

Эксплуатация

Сейчас часто проституция — не просто работа, а эксплуатация. Так происходит, потому что у работников нет никаких прав, они находятся в теневой экономике. Секс-работники регулярно становятся жертвами насилия как со стороны клиентов, так и со стороны правоохранительных органов, потому что и те и другие знают, что у проститутки бесправные и им некуда обратиться за защитой. Не смотря на то, что в развитых странах почти все женщины в проституции работают добровольно и это их выбор, в случаях, когда им требуется помощь — они не могут обращаться в полицию или социальные органы.

Секс-работницы особенно уязвимы. Их избивают и насилуют повсеместно, но об этом никто не знает. Поддержки ждать неоткуда: из-за нелегального статуса в правоохранительные органы обращаются единицы, а близким людям не расскажешь из-за страха раскрытия и осуждения. Даже внутри закрытого сообщества секс-работниц побои и секс против согласия тема почти табуированная — о ней не говорят друг с другом и неохотно делятся на форумах. Источник

Конечно, в проститутки не идут высокоморальные женщины: для одних — это легкие деньги, для других — образ жизни, для третьих — все, что они придумали. В наши дни проституция переместилась с улиц в интернет и появилось довольно много девушек, которые выбрали себе такую работу, потому что захотели быстрых денег — ищите их в инстаграмах. Но если женщина (или мужчина) не в состоянии понять, что проституция — не самая достойная работа в современном обществе, то это еще не означает, что государство не должно гарантировать ей таких же прав, как и всем остальным своим гражданам. Соблюдение гражданских прав важнее спорной морали.

У нас в стране странное отношение к проституции. С одной стороны, вся милиция прекрасно знает кто чем занимается где и когда. С другой стороны, они не торопятся их закрывать, потому что понимают, что нельзя просто взять и каждый день штрафовать проституток пока платить будет нечем. На проституцию у нас приличный спрос, но она остается в криминальной среде. Вместо того, чтобы думать как избавиться от проституток, лучше думать как их легализовать. Решение проблемы должно быть не в искоренении, а в преобразовании.

Какие проблемы озвучиваются, когда речь заходит об этой теме? Насилие, ВИЧ, разложение морали, разрушенные семьи. Легализация позволит решить большинство этих проблем, но высокоморальное общество тормозит этот процесс. Достаточно изменить отношение к вопросу и это уже будет проблема не морали, а Минтруда.

Бывшая проститутка получила рыцарский титул в Новой Зеландии

Новая Зеландия декриминализировала проституцию 16 лет назад в 2003 году. Их опыт показывает, что количество людей занятых в этой сфере существенно не увеличилось, но теперь они имеют права и защиту государства как и другие участники рынка труда.

Prostitution Reform Act 2003 — документ, заложивший основы легализации проституции в Новой Зеландии

«Запрет может отпугнуть приличных клиентов, — поясняет она. — Остались бы только страшные и опасные люди».

Bon Ton, который привлекает «приличных» клиентов, например, юристов и госслужащих, является, судя по всему, идеальной иллюстрацией новозеландского подхода к проституции.

Спальни выглядят, как номера в пятизвездочных гостиницах, офис на втором этаже обставлен по-деловому, и работники говорят, что к ним относятся уважительно.Источник

Большая часть возможных негативных эффектов основаны на мифах о проституции. Они же существуют потому, что сейчас этот рынок работает в нелегальной сфере, но он перестанет быть таким, если эти услуги станут законными.

Вопрос морали

Не понятно зачем запрещать сексуальные услуги. Моногамия — это не вопрос природной потребности, а вопрос, навязанный обществом ради сохранения этого общества в нужном виде. В 21 веке нет настоящей необходимости оставаться моногамным по отношению к своему партнеру, чтобы выживать, как это было в 19-м и 20-м вв. Сейчас уровень жизни в развитых и развивающихся странах позволяет нормально жить без образования семьи. Это не означает, что я приветствую многоженство или многомужество — на этот счет у меня пока нет определенного мнения. Но зачем мешать заниматься сексом тем, кто имеет на это все права — как официальные, так и социальные?

Другое дело, что в связи с развитием культуры, образования, информирования о происходящем в стране и мире, появились новые ценности, основанные на условиях моногамии. Люди не готовы вкладывать свои физические, духовные, финансовые и прочие ресурсы в образование семьи, если им не будут гарантированы эксклюзивные права.

Когда речь заходит о легализации проституток, часто вспоминают проблему разрушения семей из-за «походов по бабам». Но редко кто говорит о том, что во-первых: зачем вам такой муж? Во-вторых: не лучше ли, чтобы он свои фантазии реализовывал с профессионалами, а не требовал это от жены, которая может не хотеть использовать в постели какие-то оригинальные практики? Потому что с нашим отношением к женщинам, многие из них будут просто страдать от насилия или побоев в семье. Это не означает, что легализованных проституток можно будет насиловать, пытать и унижать. Требования к лицензии будут включать в себя пункты, не допускающие подобного обращения с исполнителями.

* * *

Я не ожидаю, что легализация проституции сразу решит все проблемы. Я ожидаю, что это позволит реализовать гражданские права женщин, занятых на этой опасной и неблагодарной работе, повысит их безопасность и продемонстрирует миру, что Узбекистан способен показать пример цивилизованного развития общества.

Что думают об этой проблеме другие люди

Чтобы не озвучивать только свое мнение, я попросил прокомментировать тему несколько моих знакомых, ответив на вопрос: нужно ли легализовать проституцию в Узбекистане или нет? Так как мои знакомые — это не достаточно объективная выборка, я постарался получить мнение самых разных людей. Среди опрошенных есть как женщины, так и мужчины; они разных национальностей, возраста и убеждений, но большинство, все-таки, журналисты. Я был вынужден задавать вопрос только тем, кому есть что сказать и кто может добавить что-то интересное на основе своего опыта работы в какой-то сфере. Однако, я не рискнул задавать вопрос тем, чья репутация не позволит им отвечать публично, потому что их образ не контактирует с данной проблемой. Также я не рискнул спрашивать у верующих людей, потому что в целом их позиция ясна, но вы всегда можете высказаться в комментариях (на сайте или в ФБ).

Некоторые из респондентов попросили не указывать их имени. Я никого ни в чем не убеждал, не спорил, не задавал дополнительных вопросов, они отвечали в свободной форме. Их ответы не были отредактированы (но могли быть сокращены без искажения смысла) и публикуются как есть.



Ирина Матвиенко, администратор канала Немолчи.уз

С проституцией пытаются бороться и в Узбекистане. В декабре 2018 у нас ужесточили наказание за занятие проституцией. [...] Кажется, законодатели путают причину и следствие. Вместо того, чтобы бороться с системными проблемами, устанавливают новые ветряные мельницы.

За проституцией скрывается огромный пласт социальных и экономических проблем: низкий уровень образования, домашнее насилие, торговля людьми, гендерные стереотипы, браки по принуждению и так далее.

[...] Государство и общество не могут в кратчайшие сроки решить описанные выше экономические и социальные проблемы. Но по силам уже сейчас внести ответственность за пользование услугами проституток. Чтобы штрафы платили не только те, кто продаёт своё тело. Но и клиенты, покупающие время и тело проституток. Они — преступники, поддерживающие среду насилия и угнетения женщин и детей.



Тимур Абдулин, главред Репоста

Считаю, что если с чем-то не получается бороться, то нужно менять правила игры в свою сторону. Если вкратце: я за легализацию. Нет смысла бороться с тем, чего никогда не истребить. Для того, чтобы побороть проституцию вообще — нужно избавить планету от людей.

Легализация позволила бы сделать отрасль более чем на 70% подконтрольной, снизить распространение ВИЧ, хотя бы частично избавиться от дискриминации сотрудников секс-индустрии в сознании общества. Разумеется, для этого легализация должна подразумевать под собой определенные критерии, связанные в первую очередь с безопасностью для здоровья и снижению криминальности. Другой вопрос в том, готовы ли мы по своему мышлению, менталитету и морали к такому шагу. Скорее всего, сейчас нет, и вряд ли будем готовы в обозримом будущем. Восточное понимание проституции несопоставимо с европейским и западным отношением к явлению.

Разумеется, что легализация отрасли могла бы еще и увеличить налоговые поступления. Учитывая последние тенденции и предложение взимать налоги с блогеров, которых в стране почти нет, подозреваю, что проституция могла бы затмить блогосферу по количеству выплаченных налогов.



Лола Исламова, главред Анхора

Мне кажется надо сосредоточиться не на легализации, а на создании реальных рабочих мест и качественном образовании. Я не думаю, что есть исследование в этой области, но мой опрос показал, что в Узбекистане люди занимаются проституцией по причине низкой социальной защищенности и безработицы. Я думаю, легализации в Узбекистане ближайшее время не будет.

Это связанно с этико-моральными устоями. Никто из депутатов не рискнёт поддержать эту инициативу.



Виктория Чугай, автор канала #здравыемысли

Есть профессии, которые были до нас и будут после нас. Бороться не имеет смысла, а запрещать тем более. Запретный плод сладок. Я абсолютно за легализацию проституции. Считаю, что на развращение общества это никак не повлияет. Настоящий разврат исходит из запретов.



Дарина Солод, со-оснаватель Хука

Мне кажется, что легализация проституции у нас никак не устаканит эту сферу и никак не сделает эту ситуацию лучше. Потому что, сейчас, проституированные женщины — огромное табу и вся ответственность (что происходит) вешается на них, а не на мужчин, которые считаются их клиентами. Это люди[проститутки], у которых нет прав, методов защиты, гарантий и так далее.

Здесь же, если мы ее легализируем, кажется, что это будет определенная сфера, которая будет уже регламентироваться государством, у женщин появится больше прав и защиты. Но опыт легализации, например, Германии подсказывает, что  — не фига — это так не работает. Наоборот, при легализации этой сферы происходят еще большие проблемы. Т. е. она превращается в базовую услугу, где клиент может и должен получить все за свои деньги. Это превращается в огромный поток и конвейер, огромные проблемы со здоровьем, правами и прочим.

Я не считаю, что проституция — это та вещь, которую следует легализировать. Мне так кажется, что если мы хотим бороться с проституцией, то начинать нужно не с проституток, потому что это спрос рождает предложение, а не предложение увеличивает спрос. [...] Нужно начинать с административного наказания тех, кто пользуется услугами проституток, а потом уже бороться с ними. Тогда, таким образом, мы сможем победить всю эту большую-большую проблему. Легализация у нас чревата огромными рисками. Наши женщины итак на третьем месте по трафику секс-услуг и сексуального рабства. [...] Если у нас не будет спроса, логично, что и предложение перестанет появляться.



Гуля Карабаева, автор канала Эйчаровщина

В наших реалиях, с нашим менталитетом и «модой на религиозность», само словоочетание «Легализация проституции», как будто из области фантастики:) Но! Как эйчар, социолог и психолог я полностью за легализацию. Если отойти от нравственных и моральных показателей, то сам процесс легализации это избавление от многих проблем государства.

Женщины с пониженой социальной ответственностью были, есть и будут, и даже скажу в какой то мере они нужны. Во первых — всё что контролируемо является управляемым. Во вторых — почему уборщица платит налог, а «работница ночного труда» нет? Ну и в третьих — никто не отменял тот факт, что они являются огромным социальным пластом, который приносит опасность обществу и сам подвержен опасности. Легализовать этот социальный пласт, провести медицинские обследования, выдать трудовые книжки, заставить их платить налоги и контролировать. Но это всего лишь мои фантазии, я уверена на тысячу процентов, что в Узбекистане никогда не будет легализации проституции, потомучто УЯТ!



Мужчина, около 30 лет (анонимно)

Во-первых, по-любому это будет: подпольно или легально. Лучше это легализовать и народ будет легально ходить, легально расслабляться. Это будет уменьшать злобу среди людей. Все на релаксе будут. Пошел, официально пошпёхался и на тебе — счастье. Как минимум два плюса я вижу. Но не нужно делать это открыто. Это, конечно, не хорошо, что так происходит. Не совсем это по нашим традициям. Надо сделать как-то скрытно, чтобы кому надо нашел, но не нашел себе проблем на задницу. Чтобы официальные легальные телки были и чтобы клиент заплатил и уверенно себя чувствовал.



Мужчина, около 60 лет (анонимно)

Проституция в шаге от рабства и торговли людьми, если не то же самое. Узаконить или заключить в правовое право такое явление в стране, где даже магазинов для взрослых нет, а таможня вибраторы с вагинами конфискует — абсолютно недостижимая вещь.



Умид Гафуров, автор блога Тролл-уз

Я против легализации проституции, легализации марихуаны или других подобных вещей. И дело вовсе не в том, что я плохо к этому отношусь или это противоречит моим ценностям. Я просто не могу представить как наше общество и правительство, которое в принципе ещё не готово ходить в университет в футболках, может спокойно воспринять и сосуществовать с легальной проституцией. Конечно проституция в Узбекистане была, есть и будет. Это неизбежно в развивающихся странах. Да и в развитых тоже.


В мире есть как менее удачные примеры легализации (в Германии), так и более удачные (в Новой Зеландии). Нельзя, не разобравшись, заявлять, что где-то не получилось — следовательно и у нас не получится. Подходы к проблеме у всех разные. Кто-то считает, что проституция вечная и неисправимая. Другие, как в Швеции, считают, что наказывать надо клиентов. Третьи, к которым отношусь и я, считают, что проблема существует, потому что она есть в таком виде как сейчас и её можно решить, если бороться не с самой проституцией, а с причинами, из-за которых сексуальные услуги имеют такой вид.

Мы не проснемся завтра в стране, которая стала одобрять этот труд. Мы можем проснуться в стране, которая защищает права своих граждан. Это и есть моя страна и я хочу разделить её с вами.

Ранее Ctrl + ↓