43 заметки с тегом

государство — это я

Предложение легализовать проституцию в Узбекистане (18+)

Внимание! Не пропаганда.

Дама за туалетом (Берта Моризо, 1880, Чикагский институт искусств, Чикаго)

Идея озвучить тему была у меня давно, но не было времени  — моя жизнь не пересекалась с этой темой. Поэтому я уже решился написать после заявления основателя торговой марки «Фрателли каса» Шохруха Каюмова об отношении к ЛГБТ. Геев и проституток у нас объединяет то, что и те и другие вне закона.

Я хочу, чтобы проституцию в Узбекистане легализовали. В основном, потому что это будет еще одним шагом к гражданскому обществу. Свыше 32 000 таких же граждан Республики Узбекистан, которым Конституция гарантирует права как и другим нормальным гражданам, не защищены в трудовом и социальном поле. Кроме того, что проститутки не могут получать пенсию, они не могут обращаться за защитой, работу осуждает общество (не забывая пользоваться услугами), работники не могут получать своевременной медицинской помощи (что способствует распространению ВИЧ и других болезней).

Если посмотреть на проблему с практической точки зрения, то от легализации стране станет только лучше. Типичным представителям титульной нации будет трудно принять новые условия. Переходить к цивилизованному подходу потребуется постепенно: небольшими улучшениями, чтобы не было впечатления у граждан, что примут закон и завтра все улицы будут завалены проститутками.

Легальная работа и рабочие места

Еще ни один закон не остановил проституцию. Вместо того, чтобы запрещать, лучше возглавить и легализовать. Без нормальной реализации сексуальных потребностей, мужчины и женщины сталкиваются с психологическими проблемами. Большая часть проблем психики лежит в детстве или в сексуальной нереализованности. Если вы не видите на улицах шизофреников, это еще не означает, что среди нас мало людей, которые не могут разобраться в себе и страдают от этого, делая вид, что у них все хорошо.

В мире проституция легальна в 15 странах. Это как развитые страны вроде Германии, Южной Кореи, Финляндии, Швейцарии или Новой Зеландии, так и развивающиеся как Чили или Коста-Рика. В странах с большим количеством бедных людей, проституцию связывают с распространением ВИЧ, но это не останавливает другие страны, потому что достаточно все правильно организовать, чтобы не только остановить рост, но и снизить процент заболеваний.

Когда мы станем внедрять легализацию в Узбекистане, граждане со сложной организацией морали могут быть недовольны. Но нельзя забывать, что их убеждения основаны на учениях, которые полностью были актуальны полторы тысячи лет назад. Сейчас многое можно пересмотреть и относиться к таким вопросам как проституция так, чтобы решить проблемы современного общества, в котором мы живем сейчас, а не кто-то жил давным-давно.

Есть люди, которым подходит такая работа. Для большинства проституток, их работа — осознанный выбор взрослого человека. Это опасная работа с высокими рисками, но этот (порой, вынужденный) выбор делает гражданин Республики Узбекистан, которого государство сейчас не защищает по-настоящему. Почему массажисты, шахтеры, военные или модели могут работать законно, а проститутки не могут? Они точно также создают полезное действие и вправе получать за свой труд законную оплату. То, что их деятельность сейчас незаконна — только вопрос самого закона, который достаточно переписать, чтобы изменения вступили в силу. Это не лучшая работа для ваших совершеннолетних детей. Но точно лучше, когда сексуальные услуги находятся в правовом поле, чем остаются на усмотрение криминала.

Секс-работой в России занимаются три миллиона человек, утверждает руководительница незарегистрированной ассоциации секс-работников «Серебряная роза» Ирина Маслова. Точной статистики нет — это расчеты по одной из методик ООН, основанной на общем количестве жителей в стране, уровне благосостояния и соцзащиты и аналогий с другими государствами. МВД России называет цифру более скромную, но тоже внушительную — по их данным, в 2013 году секс-работой в стране занимался миллион человек (более свежих данных найти не удалось). Большинство из них — обычные люди, которым нужны деньги. Источник

Точной статистики нет, но по оценкам UNAIDS в Узбекистане 32 000 проституток. Источник

Легализовать нужно прежде всего не для того, чтобы проститутки исчезли, а чтобы гарантировать им гражданские права. Кроме того, организованная проституция — это медицинский контроль, рабочие места, налоги, туристы, вывод проституток из теневой экономики и меньше несчастных браков.

Медицинский контроль

Сейчас проститутки не проходят обязательный медицинский регулярный осмотр. Максимум, что они получают — это буклеты и бесплатные презервативы от волонтеров. При легализации будут требования к работе, в том числе обязательный регулярный медицинский осмотр. Многие мужчины все равно пользуются сексуальными услугами, потому что реализация сексуальных потребностей — в природе человека. Просто в патриархальном обществе клиентами чаще являются мужчины, что логично.

Презерватив — нормальное слово

Чтобы обеспечить безопасность услуг, борделям будут выдавать лицензии, разработают стандарты и рейтинг. Показателей рейтинга может быть сотни: отказ от принудительного труда, наблюдение психолога, работа с жалобами клиентов, наличие уровня гостиничного комфорта, страхование от несчастных случаев, минимальные требования к возрасту от 21 года, повышения профессиональной квалификации, штрафы за секс без презервативов и проч.

Налоги

Хорошим примером, когда государство взяло контроль над мутными водами, можно считать официальную продажу «красивых» автомобильных номеров — немалые деньги текут рекой в государственный бюджет.

В Швеции решили пойти своим путем и вместо борьбы с проститутками, стали штрафовать клиентов. Правильнее называть это не штрафом, а налогом. Если подходить с этой точки зрения, тогда все стороны будут заинтересованы в процессе.

Все эти слабые места нашего общества и культуры можно обернуть в налоги и направить полученные деньги в нужное русло: находить другие более традиционные рабочие места, повышать уровень образования, в том или ином виде решать проблемы, которые вынудили женщин выбрать этот спорный путь для зарабатывания себе на жизнь.

Эксплуатация

Сейчас часто проституция — не просто работа, а эксплуатация. Так происходит, потому что у работников нет никаких прав, они находятся в теневой экономике. Секс-работники регулярно становятся жертвами насилия как со стороны клиентов, так и со стороны правоохранительных органов, потому что и те и другие знают, что у проститутки бесправные и им некуда обратиться за защитой. Не смотря на то, что в развитых странах почти все женщины в проституции работают добровольно и это их выбор, в случаях, когда им требуется помощь — они не могут обращаться в полицию или социальные органы.

Секс-работницы особенно уязвимы. Их избивают и насилуют повсеместно, но об этом никто не знает. Поддержки ждать неоткуда: из-за нелегального статуса в правоохранительные органы обращаются единицы, а близким людям не расскажешь из-за страха раскрытия и осуждения. Даже внутри закрытого сообщества секс-работниц побои и секс против согласия тема почти табуированная — о ней не говорят друг с другом и неохотно делятся на форумах. Источник

Конечно, в проститутки не идут высокоморальные женщины: для одних — это легкие деньги, для других — образ жизни, для третьих — все, что они придумали. В наши дни проституция переместилась с улиц в интернет и появилось довольно много девушек, которые выбрали себе такую работу, потому что захотели быстрых денег — ищите их в инстаграмах. Но если женщина (или мужчина) не в состоянии понять, что проституция — не самая достойная работа в современном обществе, то это еще не означает, что государство не должно гарантировать ей таких же прав, как и всем остальным своим гражданам. Соблюдение гражданских прав важнее спорной морали.

У нас в стране странное отношение к проституции. С одной стороны, вся милиция прекрасно знает кто чем занимается где и когда. С другой стороны, они не торопятся их закрывать, потому что понимают, что нельзя просто взять и каждый день штрафовать проституток пока платить будет нечем. На проституцию у нас приличный спрос, но она остается в криминальной среде. Вместо того, чтобы думать как избавиться от проституток, лучше думать как их легализовать. Решение проблемы должно быть не в искоренении, а в преобразовании.

Какие проблемы озвучиваются, когда речь заходит об этой теме? Насилие, ВИЧ, разложение морали, разрушенные семьи. Легализация позволит решить большинство этих проблем, но высокоморальное общество тормозит этот процесс. Достаточно изменить отношение к вопросу и это уже будет проблема не морали, а Минтруда.

Бывшая проститутка получила рыцарский титул в Новой Зеландии

Новая Зеландия декриминализировала проституцию 16 лет назад в 2003 году. Их опыт показывает, что количество людей занятых в этой сфере существенно не увеличилось, но теперь они имеют права и защиту государства как и другие участники рынка труда.

Prostitution Reform Act 2003 — документ, заложивший основы легализации проституции в Новой Зеландии

«Запрет может отпугнуть приличных клиентов, — поясняет она. — Остались бы только страшные и опасные люди».

Bon Ton, который привлекает «приличных» клиентов, например, юристов и госслужащих, является, судя по всему, идеальной иллюстрацией новозеландского подхода к проституции.

Спальни выглядят, как номера в пятизвездочных гостиницах, офис на втором этаже обставлен по-деловому, и работники говорят, что к ним относятся уважительно.Источник

Большая часть возможных негативных эффектов основаны на мифах о проституции. Они же существуют потому, что сейчас этот рынок работает в нелегальной сфере, но он перестанет быть таким, если эти услуги станут законными.

Вопрос морали

Не понятно зачем запрещать сексуальные услуги. Моногамия — это не вопрос природной потребности, а вопрос, навязанный обществом ради сохранения этого общества в нужном виде. В 21 веке нет настоящей необходимости оставаться моногамным по отношению к своему партнеру, чтобы выживать, как это было в 19-м и 20-м вв. Сейчас уровень жизни в развитых и развивающихся странах позволяет нормально жить без образования семьи. Это не означает, что я приветствую многоженство или многомужество — на этот счет у меня пока нет определенного мнения. Но зачем мешать заниматься сексом тем, кто имеет на это все права — как официальные, так и социальные?

Другое дело, что в связи с развитием культуры, образования, информирования о происходящем в стране и мире, появились новые ценности, основанные на условиях моногамии. Люди не готовы вкладывать свои физические, духовные, финансовые и прочие ресурсы в образование семьи, если им не будут гарантированы эксклюзивные права.

Когда речь заходит о легализации проституток, часто вспоминают проблему разрушения семей из-за «походов по бабам». Но редко кто говорит о том, что во-первых: зачем вам такой муж? Во-вторых: не лучше ли, чтобы он свои фантазии реализовывал с профессионалами, а не требовал это от жены, которая может не хотеть использовать в постели какие-то оригинальные практики? Потому что с нашим отношением к женщинам, многие из них будут просто страдать от насилия или побоев в семье. Это не означает, что легализованных проституток можно будет насиловать, пытать и унижать. Требования к лицензии будут включать в себя пункты, не допускающие подобного обращения с исполнителями.

* * *

Я не ожидаю, что легализация проституции сразу решит все проблемы. Я ожидаю, что это позволит реализовать гражданские права женщин, занятых на этой опасной и неблагодарной работе, повысит их безопасность и продемонстрирует миру, что Узбекистан способен показать пример цивилизованного развития общества.

Что думают об этой проблеме другие люди

Чтобы не озвучивать только свое мнение, я попросил прокомментировать тему несколько моих знакомых, ответив на вопрос: нужно ли легализовать проституцию в Узбекистане или нет? Так как мои знакомые — это не достаточно объективная выборка, я постарался получить мнение самых разных людей. Среди опрошенных есть как женщины, так и мужчины; они разных национальностей, возраста и убеждений, но большинство, все-таки, журналисты. Я был вынужден задавать вопрос только тем, кому есть что сказать и кто может добавить что-то интересное на основе своего опыта работы в какой-то сфере. Однако, я не рискнул задавать вопрос тем, чья репутация не позволит им отвечать публично, потому что их образ не контактирует с данной проблемой. Также я не рискнул спрашивать у верующих людей, потому что в целом их позиция ясна, но вы всегда можете высказаться в комментариях (на сайте или в ФБ).

Некоторые из респондентов попросили не указывать их имени. Я никого ни в чем не убеждал, не спорил, не задавал дополнительных вопросов, они отвечали в свободной форме. Их ответы не были отредактированы (но могли быть сокращены без искажения смысла) и публикуются как есть.



Ирина Матвиенко, администратор канала Немолчи.уз

С проституцией пытаются бороться и в Узбекистане. В декабре 2018 у нас ужесточили наказание за занятие проституцией. [...] Кажется, законодатели путают причину и следствие. Вместо того, чтобы бороться с системными проблемами, устанавливают новые ветряные мельницы.

За проституцией скрывается огромный пласт социальных и экономических проблем: низкий уровень образования, домашнее насилие, торговля людьми, гендерные стереотипы, браки по принуждению и так далее.

[...] Государство и общество не могут в кратчайшие сроки решить описанные выше экономические и социальные проблемы. Но по силам уже сейчас внести ответственность за пользование услугами проституток. Чтобы штрафы платили не только те, кто продаёт своё тело. Но и клиенты, покупающие время и тело проституток. Они — преступники, поддерживающие среду насилия и угнетения женщин и детей.



Тимур Абдулин, главред Репоста

Считаю, что если с чем-то не получается бороться, то нужно менять правила игры в свою сторону. Если вкратце: я за легализацию. Нет смысла бороться с тем, чего никогда не истребить. Для того, чтобы побороть проституцию вообще — нужно избавить планету от людей.

Легализация позволила бы сделать отрасль более чем на 70% подконтрольной, снизить распространение ВИЧ, хотя бы частично избавиться от дискриминации сотрудников секс-индустрии в сознании общества. Разумеется, для этого легализация должна подразумевать под собой определенные критерии, связанные в первую очередь с безопасностью для здоровья и снижению криминальности. Другой вопрос в том, готовы ли мы по своему мышлению, менталитету и морали к такому шагу. Скорее всего, сейчас нет, и вряд ли будем готовы в обозримом будущем. Восточное понимание проституции несопоставимо с европейским и западным отношением к явлению.

Разумеется, что легализация отрасли могла бы еще и увеличить налоговые поступления. Учитывая последние тенденции и предложение взимать налоги с блогеров, которых в стране почти нет, подозреваю, что проституция могла бы затмить блогосферу по количеству выплаченных налогов.



Лола Исламова, главред Анхора

Мне кажется надо сосредоточиться не на легализации, а на создании реальных рабочих мест и качественном образовании. Я не думаю, что есть исследование в этой области, но мой опрос показал, что в Узбекистане люди занимаются проституцией по причине низкой социальной защищенности и безработицы. Я думаю, легализации в Узбекистане ближайшее время не будет.

Это связанно с этико-моральными устоями. Никто из депутатов не рискнёт поддержать эту инициативу.



Виктория Чугай, автор канала #здравыемысли

Есть профессии, которые были до нас и будут после нас. Бороться не имеет смысла, а запрещать тем более. Запретный плод сладок. Я абсолютно за легализацию проституции. Считаю, что на развращение общества это никак не повлияет. Настоящий разврат исходит из запретов.



Дарина Солод, со-оснаватель Хука

Мне кажется, что легализация проституции у нас никак не устаканит эту сферу и никак не сделает эту ситуацию лучше. Потому что, сейчас, проституированные женщины — огромное табу и вся ответственность (что происходит) вешается на них, а не на мужчин, которые считаются их клиентами. Это люди[проститутки], у которых нет прав, методов защиты, гарантий и так далее.

Здесь же, если мы ее легализируем, кажется, что это будет определенная сфера, которая будет уже регламентироваться государством, у женщин появится больше прав и защиты. Но опыт легализации, например, Германии подсказывает, что  — не фига — это так не работает. Наоборот, при легализации этой сферы происходят еще большие проблемы. Т. е. она превращается в базовую услугу, где клиент может и должен получить все за свои деньги. Это превращается в огромный поток и конвейер, огромные проблемы со здоровьем, правами и прочим.

Я не считаю, что проституция — это та вещь, которую следует легализировать. Мне так кажется, что если мы хотим бороться с проституцией, то начинать нужно не с проституток, потому что это спрос рождает предложение, а не предложение увеличивает спрос. [...] Нужно начинать с административного наказания тех, кто пользуется услугами проституток, а потом уже бороться с ними. Тогда, таким образом, мы сможем победить всю эту большую-большую проблему. Легализация у нас чревата огромными рисками. Наши женщины итак на третьем месте по трафику секс-услуг и сексуального рабства. [...] Если у нас не будет спроса, логично, что и предложение перестанет появляться.



Гуля Карабаева, автор канала Эйчаровщина

В наших реалиях, с нашим менталитетом и «модой на религиозность», само словоочетание «Легализация проституции», как будто из области фантастики:) Но! Как эйчар, социолог и психолог я полностью за легализацию. Если отойти от нравственных и моральных показателей, то сам процесс легализации это избавление от многих проблем государства.

Женщины с пониженой социальной ответственностью были, есть и будут, и даже скажу в какой то мере они нужны. Во первых — всё что контролируемо является управляемым. Во вторых — почему уборщица платит налог, а «работница ночного труда» нет? Ну и в третьих — никто не отменял тот факт, что они являются огромным социальным пластом, который приносит опасность обществу и сам подвержен опасности. Легализовать этот социальный пласт, провести медицинские обследования, выдать трудовые книжки, заставить их платить налоги и контролировать. Но это всего лишь мои фантазии, я уверена на тысячу процентов, что в Узбекистане никогда не будет легализации проституции, потомучто УЯТ!



Мужчина, около 30 лет (анонимно)

Во-первых, по-любому это будет: подпольно или легально. Лучше это легализовать и народ будет легально ходить, легально расслабляться. Это будет уменьшать злобу среди людей. Все на релаксе будут. Пошел, официально пошпёхался и на тебе — счастье. Как минимум два плюса я вижу. Но не нужно делать это открыто. Это, конечно, не хорошо, что так происходит. Не совсем это по нашим традициям. Надо сделать как-то скрытно, чтобы кому надо нашел, но не нашел себе проблем на задницу. Чтобы официальные легальные телки были и чтобы клиент заплатил и уверенно себя чувствовал.



Мужчина, около 60 лет (анонимно)

Проституция в шаге от рабства и торговли людьми, если не то же самое. Узаконить или заключить в правовое право такое явление в стране, где даже магазинов для взрослых нет, а таможня вибраторы с вагинами конфискует — абсолютно недостижимая вещь.



Умид Гафуров, автор блога Тролл-уз

Я против легализации проституции, легализации марихуаны или других подобных вещей. И дело вовсе не в том, что я плохо к этому отношусь или это противоречит моим ценностям. Я просто не могу представить как наше общество и правительство, которое в принципе ещё не готово ходить в университет в футболках, может спокойно воспринять и сосуществовать с легальной проституцией. Конечно проституция в Узбекистане была, есть и будет. Это неизбежно в развивающихся странах. Да и в развитых тоже.


В мире есть как менее удачные примеры легализации (в Германии), так и более удачные (в Новой Зеландии). Нельзя, не разобравшись, заявлять, что где-то не получилось — следовательно и у нас не получится. Подходы к проблеме у всех разные. Кто-то считает, что проституция вечная и неисправимая. Другие, как в Швеции, считают, что наказывать надо клиентов. Третьи, к которым отношусь и я, считают, что проблема существует, потому что она есть в таком виде как сейчас и её можно решить, если бороться не с самой проституцией, а с причинами, из-за которых сексуальные услуги имеют такой вид.

Мы не проснемся завтра в стране, которая стала одобрять этот труд. Мы можем проснуться в стране, которая защищает права своих граждан. Это и есть моя страна и я хочу разделить её с вами.

 Нет комментариев    20   1 мес   государство — это я

Не работайте с хокимиятом

Около 10 месяцев назад хокимият Ташкента решил сделать новый герб. Старый морально устарел и нужен был какой-то кипиш, чтобы отвлечь внимание от текущих проблем города. Нам обещали честный конкурс с победителем, чья работа станет новым гербом. Организаторы — уважаемые люди — привлекли лучших специалистов из тех, кто был готов бесплатно работать с составе членов комиссии, чтобы гарантировать профессиональный результат по итогам конкурса. Я лично агитировал дизайнеров участвовать, обещая, что там все будет честно и есть смысл в том, чтобы попробовать свои силы.

Не стану останавливаться подробно на том, чем мы занимались в жюри, сколько времени на это ушло, как затянулся весь конкурс и всем приходилось объяснять что происходит.

Вчера хокимият опубликовал в Фейсбуке и Телеграме свою версию нового герба города. Этот дизайн является техническим улучшением старой версии и хотя выглядит лучше, чем было, но все равно плохо. И точно хуже, чем герб, который победил в нашем конкурсе.

Наш новый герб

Положение о конкурсе на новый герб было удалено с сайта хокимията

На вопрос, что стало с победителем конкурса, от хокимията поступил ответ: «Представленная концепция герба не была в итоге утверждена». Т. е. все, что мы делали столько месяцев перечеркнули одним неутверждением. Зачем тогда нужно было собирать комиссию мне не понятно.

К сожалению, я еще раз убедился в том, что на манеже все те же.

Сейчас я занимаюсь документацией по заборам в составе Общественного совета. Мне нужно ее закончить и потом я завершу свою волонтерскую деятельность в составе этой замечательной организации. К Совету у меня нет претензий, но он работает для хокимията, а мне это больше не подходит.

Я больше не буду принимать участия в работах для хокимията. У дизайнера есть только репутация. Когда я обращался к своим коллегам с просьбой принять участие в конкурсе, многие соглашались, потому что верили моей репутации. Теперь она поставлена под сомнение и я не хочу уничтожить ее совсем. Больше никаких конкурсов, комиссий, членства в жюри, дизайна, консультаций, рекомендаций, никакой помощи вообще хокимият Ташкента от меня не получит. По крайней мере, не при текущем хокиме.

Всех дизайнеров я призываю игнорировать запросы чиновников и не участвовать в их конкурсах, потому что это — лохотрон.

 Нет комментариев    10   1 мес   государство — это я   графдизайн   ташкент

Объективация женщин в рекламе и медиа

У меня очень много интересов. На столе дома 20 книг, которые я читаю (очень медленно, правда). Есть даже специальный канал для моих книг, которые я хочу прочитать и вы можете увидеть, что там много разных тем. В Покете 1560 статей в очереди. В связи с этим я стал обращать внимание в том числе и на статьи феминисток. Чтобы вы не решили, что я в их секту вступил, сразу скажу, что я не сторонник всех их идей и всегда ищу рациональное зерно. Я не считаю, что нужно сходить с ума и топить за абсурдные вещи. Поэтому, я не за феминисток, я — за равные права для мужчин и женщин.

Кроме книг и статей попадаются комментарии в соцсетях (включая инстаграм-блогеров вроде Митрошиной), видео на Ютубе, даже блог со странным называнием «Почему? Потому что…», где речь идет об успешных женщинах, которые смогли добиться чего-то большего, чем реализоваться как домохозяйки и матери (а кто-то из них не смог или не стал), к чему общество постоянно подталкивает женщин. Да чего далеко ходить, вы наверняка знаете Азизу Умарову, которая каждый день пишет публикации на все общественные темы, в том числе о женщинах, девушках и девочках, которые проявляют свои таланты в самых разных областях. Есть еще Елена Селезнева с их проектами Technovation Uzbekistan и Woman in tech. Источников, которые сообщают, что женщина способна не только келин-салом делать и дома сидеть, лично мне хватает. Но этого не достаточно для нашего общества, потому что Украина не в паспорте, а в голове. Вот я хочу, чтобы равные права и возможность выбора были не только в Конституции, но и в головах.

Это летает в воздухе, то там, то сям вспыхивает тема. Все это время я просто плыл по своим делам, замечая озвучивание проблемы, но не воспринимая проблему всерьез. Во многом я был оглушен теми же феминистками, которые порой набрасывались на мужчин, обвиняя их во всех смертных грехах. Также попадались мужчины, которые агрессивно отстаивали свою маскулинность и право оставаться настоящими мужиками. Они считают, что такие левые взгляды приведут к легализации гомосексуальности, притеснении гетеросексуалов и лишение последних оставаться нормальными и вести себя нормально, как они привыкли.
Моя позиция отличается от активных феминисток и настоящих мужиков тем, что я не набрасываюсь на людей как бешеная собака с требованием что-то делать или что-то не делать. Я верю в то, что смогу кого-то из вас убедить пересмотреть свои взгляды. Я действую не как Гринпис, а как Фонд дикой природы.

Прежде я был такой же как любой нормальный (в понимании большинства) мужик: пялился на девушек (правда так, чтобы они не заметили), пошло шутил, одобрял рекламу с объективацией, считал феминисток чекнутыми бабами, которые сексуально не удовлетворены. Разве что я не свистел девушкам в след и не хватал за попку или грудь — это для меня too much 😅. И я все еще заглядываюсь на красивые женские формы, могу пошло пошутить и мне лично нравится реклама с сексуальными моделями.

Только разница в том, что сейчас я понимаю, что нельзя представлять в культуре и медиа женщин только как сексуальный объект, кроме редких случаев, где это уместно (что-то связано с сексом).

Если у меня будет выбор рекламировать хот-дог с пошлыми намеками или как еду — я выберу второй вариант. Если у меня будет выбор между двумя брендами с объективацией или корректной рекламой — я выберу второй бренд. Не потому, что мне не нравятся сексуальные женщины, а потому что мы в мире мужчин создали такие условия, которые подталкивают женщин продавать свое тело, потому что они искусственно ограничены в других возможностях.

Наша культура показывает, что если ты красотка, то у тебя все будет — достаток, внимание, обожание. Это толкает девушек на то, чтобы постоянно думать как она должна хорошо выглядеть или как ей сделать карьеру модели. Ничего плохого в карьере модели нет. Плохо то, что много рекламы с большими тиражами и влиянием на общество, представляют женщин как сексуальный объект там, где без этого вполне можно обойтись и придумать что-то другое. Так делается, потому что это игра на природных инстинктах — такая реклама привлекает больше внимание, это выгодно для рекламодателя.

Есть женщины, которым нравится быть сексуальными. У них сильное либидо и они ищут подобного внимания — это нормально, все люди разные. Не нормально, когда нет настоящего выбора каким человеком быть, потому что все внимание и возможности достаются сексуально привлекательным женщинам. Не говоря уже о том, что при всей их внешней привлекательности, мало кого интересует, что она думает или умеет, кроме как поддерживать свой экстерьер в нужном виде.

Я ни в коем случае не топлю за то, чтобы женщины перестали быть сексуальными и ходили все в парандже. Я за то, чтобы те, кто хотели могли строить карьеру в индустрии красоты, а те, кто не хочет могли успешно реализовывать свои амбиции в других областях. Кроме прочего, для этого, нашим брендам следует быть более социально ответственными и перестать использовать женскую объективацию там, где это неуместно. Рекламщикам проще всего поставить сексуальную модель рядом с рекламируемой продукцией, но делать так неправильно.

Представьте мир, где вместо сексапильных женщин в рекламе и медиа показываются мужчины.

  1. Вот на постере мужчина раздвинул ноги, а между ними парфюм. Наш парфюм пахнет как потная мужская промежность во время секса.
  2. А здесь билборд, где красавчик глотает сосиску от хот-дога, который выносит мозг. Тебе же нравится эта большая упругая сосиска?
  3. Откройте браузер — здесь реклама пива с загорелым, голым до торса мужчиной, который сексуально смотрит вам в глаза и прикладывает бутылку пива к губам. Теперь-то точно ты купишь наше пиво, потому что будешь думать, что такое пиво пьют только такие красавцы?
  4. Посмотрите на этот лайтбокс в торговом центре: на нем женщина со страпоном раздвинула ноги лежащего мужчины и поверх фото просто название бренда одежды American Apparel.
  5. Зайдите на страницу кофейни (!) Тимс: здесь анонс акции «Бесплатный кофе для мужчин в честь 23 февраля» и на баннере фотографии обнаженных накаченных мужчин с разной длиной усов и бороды — сравнение их волосатости с крепостью кофе. Вам же нравятся волосатые самцы, поэтому вы обратите внимание на нашу акцию, не так ли? У одного из них даже молоко по усам потекло…

И так далее и тому подобное. Что вы почувствуете? Что это за мир такой?

Поставьте себя на место женщин и представьте как они должны постоянно прогибаться под мужчин словно мы живем в 18 веке, а не в 21-м.

Мужчины создали мир, в котором женщина — сексуальный объект на службе у них. Многие в нашем обществе считают, что женщину можно бить для профилактики, можно свистеть ей в след, можно открыто делать пошлые намеки, можно лапать за грудь или попу, можно указывать ей на ее место, можно по умолчанию считать женщин глупее, слабее, бесполезнее, обезьяной с гранатой, шлюхой, самой виноватой и постоянно принижать ее значение для общества и нашей общей (!) культуры.

Хорошо про женщин мы вспоминаем только на 8 марта или когда речь заходит о наших матерях. Мать — святое, а вот жена сиди дома, поддерживай очаг, принеси мне чай, много не болтай. Иногда под иммунитет попадают дочери. Хотя у нас до сих пор среди многих мужчин нежелание иметь дочь считается нормой. К сожалению, я пишу на русском языке, хотя подобных проблем больше в регионах, где сильны еще традиции, заложенные сотни лет назад и сейчас совершенно неактуальные. Например, мужчины размышляют следующим образом: «Если я ее содержу, значит она не имеет морального права быть со мной наравне, значит она ниже по статусу» — это в корне неправильно. Людям свойственно трактовать так как им удобно. Под прикрытием о заботе они придумали браки с маленькими девочками (якобы мужчина сможет дать ей финансовую безопасность), насилие в воспитательных целях и т. д. Я надеюсь, что вы, мои читатели в Фейсбуке, поможете мне донести эти идеи до всех остальных. Я знаю, что не все мужчины у нас такие, но вы же видите, что подавляющее большинство не понимает, что женщина — такой же человек как мужчина, она — не хуже.

У многих из вас есть дочери. У меня тоже есть дочка и я люблю ее больше всех на свете. В какой стране они будут расти?

 Нет комментариев    6   1 мес   государство — это я

Презерватив — нормальное слово

Что происходит

В Узбекистане есть негласный запрет на использование слова «презерватив» в государственной пропаганде и СМИ. Наверное, потому что, если задаться вопросом что это такое, то сразу придется объяснять про половой член, а их у нас как бы нет. Весь уят остается в медвузах, кабинетах гинекологов и урологов.

Каждый год в стране на 10% увеличивается число ВИЧ-инфицированных. При этом на 2019 год более 70% заражений происходит половым путем (в 2015-м было 65%) — не в больницах, не в стоматологиях, не наркоманами, а через секс. Учитывая, что все геи, кто мог, уже уехали в Москву, дело и не в них.

Чтобы существенно улучшить ситуацию, достаточно рассказывать о том, что при сексе следует использовать презерватив. Но у нас делать это нельзя, потому что уят. Наш драгоценный несравненный хрустальный менталитет пострадает от упоминания таких слов. Слава богу, что презервативы можно купить, но говорить о них нельзя.

Мой любимый размер

Чтобы вы понимали как все плохо, сравним результаты поиска в разных странах:

  • презерватив узбекистан — не буду ставить ссылку, там только порнуха про зрелых женщин и узбечек (хотя чего я переживаю — все порно у нас заблокировано);
  • презерватив казахстан — у соседей уже лучше: есть интернет-магазины, но вперемешку с порно и кликбейтными новостями;
  • презерватив россия — в основном ссылки на российских производителей;
  • condom usa — ссылки на производителей, обзоры и рейтинги, ссылки на интернет-магазины, где можно купить.

Так происходит, потому что манавиаторы гарантируют спокойствие души, если лишний раз не вспоминать про презервативы. Взрослые люди как-нибудь сами разберутся. Логика, видимо, следующая: использования презервативов открывает двери на Катартал, а это светит разводами. Портить статистику по разводам нельзя, потому что у нас самые счастливые крепкие семьи в мире. Зато статистика по ВИЧ показывает, что взрослые и молодежь не разбираются.

Наверняка есть грех и на душе наших мужчин, потому что многие из них считают, что презервативы ослабляют ощущения (и уничижают маскулинность) — поэтому не пользуются ими. Даже, если это так (это так, но не смертельно), они должны помнить, чем им светит подобная практика. Никогда не знаешь откуда ждать засады (сейчас двояко прозвучало, но ладно): самая милая девушка может иметь чрезвычайно разнообразный опыт в прошлом и самый приличный мужчина может оказаться безответственным козлом.

Если поискать запрещенку на наших сайтах, то результаты будут следующими:

  • Газета — 1 статья (перепечатка с другого сайта);
  • Подробно — 1 статья про сюжет клипа российского рэпера из Узбекистана;
  • Анхор — есть хорошая статья, но так как у них кривой поиск, вы никогда об этом не узнаете;
  • Кун — 0 статей (в день добавляется примерно 200 новостей);
  • Дарье — 0 статей (второй по посещаемости новостной сайт в стране);
  • УзА — неизвестно, поиска нет, но я уверен на 99,99%, что там 0 статей;
  • Новости Узбекистана — внезапно 3 статьи (две по теме, одна про гепатит)
  • Минздрав — 5 статей, самая новая из которых датируется 2015-м годом. Одно время у нас в школах даже занимались просвещением, но потом лавочку свернули под предлогом борьбы за духовность. Эти публикации остались с тех времен.
  • Лента-ру — 88 статей;
  • CNN — 184 публикации.

Что делать

Со стороны СМИ, блогеров и (самому смешно) трендсеттеров нужно освещать это незащищенную проблему и напоминать читателям о том, что презервативы не только могут спасти вашу жизнь, но и не позволят вам забрать чужую.

Со стороны общественных институтов и гражданских активистов следует пролоббировать снятие запрета на употребление слова в пропаганде здоровья и позволить врачам разбрасывать презервативы с вертолетов говорить о презервативах не только в тишине кабинетов, но и в вузах, школах и везде, где потребуется, чтобы сократить рост распространения СПИДа. В нашей стране, где рост рождаемости не успевает за развитием экономики, популяризировать использование презервативов — святое дело.

Презерватив — нормальное слово.

 Нет комментариев    4   2 мес   государство — это я   сми

Новый герб Ташкента

Ниже я расскажу, как мы в жюри выбирали новый герб Ташкента. Картинка ниже — это результат работы жюри конкурса, не нужно писать, что это утвержденный вариант. Я написал об этом заметку, потому что финалист показан на выставке.

Я уже писал немного об этом здесь:

* * *

Первый вопрос, который возникает у многих читателей: зачем нам менять герб? Причем, большинство из них прежде даже не видели или не помнят как выглядит старый герб. А выглядит он неочень. У него есть свои плюсы по цвету или символизму, но отрисован он просто непрофессионально. Есть подобные гербы с кривыми линиями, но они были нарисованы 500 лет назад и тогда все кто рисовал гербы, так рисовали, поэтому это скорее историчность, чем непрофессиональность. Сейчас, навыки и технологии позволяют перерисовать старый герб так, чтобы он выглядел лучше, но чтобы это не был просто рестайлинг, подошли капитальнее и устроили целый конкурс.

Важно отметить, что в Узбекистане нет культуры геральдики как это есть в Европе. Связано это с тем, что у нас вообще плохо умеют что-то сохранять. Хорошо умеют ломать и растаскивать. А геральдика — наука о гербах и символах — связана с сохранением истории, передачи информации через поколения, которые не умеют читать, но понимают картинки. Сейчас это менее актуально, но раньше имело огромное значение. Вся наша история — обрывки на старых фотографиях, сомнительные окаменелости, модели зданий, которых уже нет и никто не знает что было на самом деле и другая профанация. Сходите в музей Истории или музей Тимуридов и посмейтесь. Поэтому, предъявлять организаторам за неправильный герб тоже не совсем честно. Мы стараемся зарождаем традиции, обмениваемся опытом, записываем результаты, пропагандируем геральдические традиции и все такое.

Лирическое отступление. Посмотрите гербы Самарканда, Алма-аты и Татарстана. На каждом из них изображен снежный барс и все они круглые с узорами. Самаркандского барса вообще нарисовали с мордахи кота Прохора автора герба Григория Улько. Барсов никогда не было ни в Самарканде, ни в Алма-ате, но это не мешает им украшать герб, потому что символизм. На гербе Великобритании изображены львы и единорог. На гербе Лондона — вообще драконы. Теперь вы немного понимаете на какой путь встали организаторы конкурса, когда это затеяли?

Например, стало ясно, что задача была поставлена неверно для того, чтобы получить результат проще и быстрее, чем в итоге вышло. Конкурс предлагал прислать свой эскиз герба и объяснить его значение в деталях. В итоге мы получили сотни любительских работ от тех, у кого было много свободного времени, на мало умения. Времени хватило, правда, только на эскиз. Многие работы не могли пройти в отбор, потому что нарушали условия конкурса. Последние, в свою очередь, местами были спорными, но в целом адекватными.

Правильнее было бы объявить конкурс на описание герба: что в нем изображать и почему. А после, уже можно было бы взять пряморукого иллюстратора и попросить его нарисовать то, что требуется по описанию. Т. е. в гербе картинка, как она выглядит, это вопрос техники. Важнее то, что она изображает. Это следует учитывать в будущих подобных конкурсах.

Жюри

Перечислять всех членов жюри мне лень, но они все достойные люди из самых разных, но смежных областей деятельности. У нас были и академики, и искусствоведы, и историки, и журналисты и, не поверите, дизайнеры. Мы несколько раз заседали по несколько часов каждый раз, чтобы решения были объективными, честными и правильными. Квоту заседаний превысили раза в 2-3, но если новый герб продержится 20 лет, я буду безмерно рад. Хотя, считаю, что он вполне может и не меняться на все годы вперед.

Споры были самые жаркие. Кто-то отстаивал профессионализм художника, другие практичность работы, третьи ценили основную идею, потому что главным считали ее. Было много работ, на которые без слез не взглянешь, но такая уж судьба у народных конкурсов — присылают самые разные варианты.

Среди членов жюри был и автор старого герба, что как бы не але, но с другой стороны, он хотя бы герб рисовал. Потом, когда стало ясно, что туши свет (объявили продление сроков), произошли перестановки в членстве с целью показать всем как надо. Это особо не помогло, но внесло разнообразие.

Хотя, по некоторым работам нам было понятно, чьих рук это дело, но в целом, организаторы до конца не раскрывали имен и имени финалиста мы не знали в процессе голосования. Все обсуждения, встречи, решения, участия были совершенно честными и объективными среди членов жюри. Да, потом были говняшки, которые приходилось объяснять еще раз, но это тот сор, который у нас не принято выносить из избы. Главное, что это все равно не повлияло на качество результата в итоге, потому что мы его силой титанических усилий отстояли. Для этого и нужно было жюри из адекватных профессионалов, чтобы разгрести весь мусор и показать, какая работа достойна внимания.

Работы

Одним из условий конкурса был запрет на использование современных зданий (потому что не известно сколько они протянут) и религиозных символов (так как у нас светское государство, хотя сразу и не скажешь). Многие участники нарушали эти условия, думая, что на гербе Ташкента нужно рисовать Ташкент. А когда у нас рисуют Ташкент, то это всегда набор известных помпезных строений и памятник Тимуру во главе всего этого. Так нельзя. На гербе можно рисовать здания, если они выступают как символы, а не как изображение конкретного здания, которое где-то там стоит.

Вам еще самые ужасные работы не показали, а они были. Многие читатели могут подумать, что на нас свалились сотни прекрасных профессиональных гербов, а мы криворукие макаки выбрали какую-то чушь в качестве нового герба, но нет. В основном все было плохо и я просто очень рад, что в итоге нашелся один такой изумруд в этой куче навоза. Ну, ок, не навоза, а среди работ других участников.

Теперь для тех, кто считает, что нужно было заплатить профессионалам 10,000$ и не мучать попу. Прекрасная идея, с вас и начнем. Государство в Узбекистане так не работает. У нас нет ВВП Нидерландов, чтобы позволить себе подобные вещи. Призовой фонд был немногим меньше, но зато мы получили размах, резонанс. Люди участвовали самые разные. В ином же случае, все эти деньги утекли бы в одну фирму и потом все еще сказали бы, что это за откаты и герб все равно уродский.

Победитель

Результаты конкурса не были озвучены своевременно. На это были причины, которые от членов жюри не зависели и организаторы старались максимально приблизить этот прекрасный момент, но так как новый герб города — не хрен собачий, то нужно было все сто раз проверить. Сначала мы выкинули всех, кто нарушал правила конкурса. Потом выкинули всех, кто не умеет рисовать и вызывал споры у жюри, которые не могли закончиться единогласным решением. После этого, распределили лучшие работы по призовым местам и там уже появился лидер, за которого практически единогласно голосовали все члены жюри.

Потом наступил День Д, когда какие-то ду... де... действующие активисты выкатили НОВЫЙ ЛОГОТИП ТАШКЕНТА и мы все в чате жюри офигели! Некоторые СМИ стали писать, что это и есть результат конкурса на новый герб и теперь нам с этим жить! Фотошопщики во всю упражнялись в фотомонтаже, чтобы успеть в новостную ленту. Я даже не хочу его вам здесь показывать, потому что вы и так его видели и чтобы не путать тех, кто его еще не видел.

Общественный Совет сразу слил инфу, что все не так, я — не я и лошадь не моя. Команда по конкурсу на бренд и логотип города побежала публиковать своих финалистов. А был и такой конкурс. Короче, Содом и Гоморра на оба ваших дома. Оказалось, что действующие активисты из Департамента по туризму решили продемонстрировать свою активную деятельность, а пресс-служба хокимията опубликовала новость, им не жалко. Вот, в Ташкенте плохо с туризмом. Что делать? Банкоматы? Инфокиоски? Туалеты? Надо с логотипа начать, он все исправит.

Итак, наш победитель — фиолетовый герб в форме круглого щита с символическим изображением Шойхантаурских ворот. Сверху нам светит солнышко, по периметру узор из сюзане, внизу течет канал (Анхор, видимо) и над ним дерево растет (чинара поди). Что хорошего в этом гербе? Он фиолетовый — это самое крутое; не зеленый, не голубой, не бирюзовый и не золотой. Я очень рад за его цвета. Там есть этому объяснения, детали не помню. Фиолетовый — новый цвет Ташкента, запомните этот твит. Еще мне нравится, что герб выглядит немного рукотворным, в нем нет крайних острых прямых линий, свойственных векторным изображениям. Так он мне напоминает 80-е, когда у нас был классный герб с голубкой и шестерней — я бы вообще его оставил.

Кроме того, если вы вспомните герб Самарканда, то заметите сходства и это замечательно, потому что по такой схеме мы можем выстроить гербы для всех столиц регионов: круглый восточный щит, вокруг местный узор, в центр солнце и под ним основной символ с опциональной рекой. Они будут выглядеть в общем ансамбле уместно и при этом отличаться. Такой подход позволит избежать некачественных рисований, потому что ядро будет уже известно и потребуется только решить, что именно изображать на гербе. Кстати, одно время на гербе Самарканда изображали виноград, а на гербе Ферганы — пчел, но это не точно. Вы уже представили себе все эти «собери все тарелки с гербами столиц вилоятов и выиграй путешествие в Тайланд»?

 8 комментариев    3   5 мес   государство — это я   графдизайн
Ранее Ctrl + ↓