36 заметок с тегом

государство — это я

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

/core.php, line 2
Error 2: Use of undefined constant k - assumed 'k' (this will throw an Error in a future version of PHP)

Позднее Ctrl + ↑

Как работает Общественный Совет Мирзо-Улугбекского района

По образу и подобию своему

Первый общественный совет в Узбекистане организовали при хокимияте Мирзо-Улугбекского района Ташкента. Хотя влияния на совет хокимият не имел и не оказывал давления, но и работать без хокимията Совет не мог.

Смысл создания Совета был в том, чтобы верхи услышали низы. Среди низов выбрали самых деятельных и понимающих в требуемых вопросах горожан. Большинство были жителями района, но некоторые неравнодушные проживают в других районах города, что не мешает им принимать участие в Совете.

Часть участников оказалась посеянной хокимом района, так как, на его взгляд, они могли внести существенный вклад. Другая часть выбиралась из списков самовыдвиженцев. И, наконец, несколько человек зашли по остаточному признаку, когда остались места после самоотвода некоторых особо занятых членов ОС.

Как работает районный ОС

На очередном собрании, выступают члены Совета и озвучивают больные вопросы. Вопросы берутся из головы, если они старые и вымученные, или из обращений (чаще всего из соцсетей). Кроме того, Совет может реагировать на шатания в обществе и выезжать на место происшествия, чтобы разобраться.


Спор, война и борьба с госорганом. В городском ОС вода стоит от Нестле

После обсуждения, если не требуется большего, вносится предложение хокиму. Дальше, хоким утверждает или отклоняет. Часто приглашаются специалисты из хокимията, чтобы объяснить можно или нет что-то сделать или как оплатить банкет.

Выполнять поручения Совета никто не обязан. Его рекомендации носят рекомендательный характер. Согласно Уставу ОС, хоким должен рассмотреть все вносимые предложения, но утверждать их не обязан, понятное дело. Поэтому, члены Совета не могут приехать и запретить чинары пилить или размахивать корочками, чтобы перестали сносить гаражи или выдали кому-то квартиру.

У членов Совета нет никаких удостоверений личности с гербовой печатью, чтобы пинать любые двери. Максимум, где членство имеет силу: можно на проходной в хокимият не показывать паспорт, так пропустят, потому что ты на собрание Совета.

Поэтому, если вы решили, что член районного ОС может по блату оформить себе участок земли или получить машину вне очереди, то мне жаль вас разочаровать (или это я не знаю как сделать). Обычно это прямо настоящая работа, за которую платят, только нам не платят. В этом разница.

Собрания проходят раз в неделю для командиров ячеек и два раза в месяц для всех, включая участников рабочих групп. Кстати, в члены групп могут попасть все адекватные желающие, которые хотят и могут помочь. Они только не смогут голосовать за принятие решений ОС, но я уже не помню, когда мы голосовали в последний раз.

Каждое заседание Совета района протоколируется и фотографируется. Если не ошибаюсь, это публикуется в Фейсбуке. Там все правда, можете почитать.

Я тоже хочу в Общественный Совет

Не торопитесь, мой дорогой активный друг. Большинство хочет просто высказаться и думает, что вот я им все скажу как надо делать — заживем! На самом деле, вас, скорее всего, хватит на 2-3 заседания, после которых вы потеряете интерес, потому что скажете все, что хотели, а делать самому будет некогда или неинтересно.

Это не работает так: пришел, сказал как надо и все осветилось! Вы будете еще слушать чужие проблемы, которые не относятся к вашему вопросу, а потом вам скажут, что сейчас сделать то, что вам нужно нельзя, потому что бюджет на год уже утвердил Кабмин. Если же деньги есть, то их нельзя просто взять и оплатить, так как бюрократия не позволяет куда угодно отправлять деньги.

Есть куча организаций, которые отвечают за разные вещи, подчиняются разным структурам, имеют право брать деньги от одних, но не от других... Короче, в основном — головная боль и страдания. А еще нужно подготовить проект или письмо или заявление, которое должны рассмотреть 40 человек, чтобы сказать вам, что вы не можете сажать деревья, потому что кто потом их поливать будет, например?

А в махаллинских комитетах никогда нет денег, а управляющие компании почти всегда управляют только своими интересами, а чтобы сдвинуть камень с дороги вам надо собрать подписи жильцов, а сегодня на встрече один заместитель хокима, а на следующей неделе другой и ему тоже надо рассказать то, о чем вы говорили в прошлый раз.

Воооооот....

Почему мы такие

Государственная система устроена так, чтобы она не развалилась из-за какого-то дурака. Проблема начинается тогда, когда надо что-то сделать здесь и сейчас. Быстро ничего не делается и это очень неудобно. С одной стороны, это позволяет не наломать дров, но с другой стороны вы словно участвуете в гонке на улитках.

Совет организовал хоким района Шерзод Кудбиев по собственной инициативе. Спустя пару месяцев его повысили до Министра труда. Новый хоким не выразил возражений против работы ОС, но мы не то, чтобы зацвели при нем. Много времени ушло на выяснение будущего статуса.

И тут появился городской Общественный Совет. В силу своих финансовых мощностей, развитых связей и широких возможностей по пиару, большой совет сразу захватил общее внимание.

Сложилась ситуация, при которой районные советы стали фактически бесполезными. Я сказал во множественном числе, потому что по плану, в случае успеха работы ОС Мирзо-Улугбекского района, его опыт должны были перенести на остальные районы.

Как показала практика, продвигать инициативы снизу очень трудно, потому что вам никто не обязан, многое упирается в бюрократию и бюджеты. В это же время, городской ОС решает большинство вопросов одним коротким движением (пусть эта формулировка останется для вас туманной). Если какую-то задачу спустят в районный хокимият из городского, то в районном просто обязаны это делать. Если же местный ОС просит что-то сделать свой хокимият, то... см. выше.

Что уже сделали

Откровенно говоря, я думал, что все будет работать гораздо быстрее, но на деле все очень медленно. Наверняка, если бы все члены ОС работали 8 часов в хокимияте, процессы двигались быстрее, но это нереально.

В текущей ситуации, из существенного и того, о чем я в курсе:

  1. начали создание Центра помощи женщинам — очень важная социальная задача. Таких центров в Узбекистане всего два на всю страну и недавно Минздрав, если не ошибаюсь, запустил что-то вроде Горячей линии. Не знаю как у них это работает, но, например: нужно ли давать в Центре ночлег женщине, которая сбежала от мужа, потому что он ее бил? А если она не захочет уходить потом? Милицию звать? Без поллитра не разберешься.
  2. Наиля Шайхуллаевна подобрала бездомную, больную старушку без документов, без опред. места жительства. Восстановила ей документы, определила через Минздрав в Сырдарьинский интернат для женщин.
  3. начали прием заявок от горожан по различным направлениям для улучшения качества жизни в районе. Например, вы можете предложить построить фонтан во дворе (если сможете убедить ОС) или попросить установить светофор рядом с вашим домом, если требуется. Хитрый план заключается в том, что хокимият не дает на это денег (наличных), но оплачивает расходы. Однако, важный момент заключается в том, что жители сами должны будут принимать участие в реализации своих предложений. Запускать светофор вам никто не даст, но отгрузить мусор или прокопать арык — добро пожаловать!
  4. раздали каждому направлению ОС задачи до конца года. Например, мне (комитет урбанистики) нужно сделать карту с проблемными участками на тротуарах, внутриквартальных дорогах, отсутствию пандусов и отметить опасные перекрестки или места, требующие пешеходный переход.

Я начал делать карту, осилил процентов 10 (на карте сейчас не все) и уже понял, что это бестолковая работа, потому что даже сейчас у меня проблем на сотни миллионов сумов. Можно пойти в любую махаллю и найти там проблем только по дорогам не меньше 30. Я полтора года пытаюсь получить бордюр, который отделит машины от пешеходов и не могу это сделать. И вот я думаю: как они собрались чинить и делать все эти сотни ям, тротуаров, пандусов и дорог? Звучит как нерешаемая проблема.

В других комитетах решают свои задачи: по экологии, проблемам ЖКХ, социальной защите, легализации казино — не, такого нет комитета. Порой члены ОС помогают в каких-то небольших для района, но важных для гражданина, вопросах. Все не озвучишь.

* * *

С недавних пор, я влез в городской Общественный Совет, который словно Империя наносит ответный удар всякому непорядку в городе. Сейчас я там на маленьких ролях в группе Городского планирования, архитектуры и дизайна. В основном занят флудом в чате, но хочется сделать что-то, что сделается, потому что руки у ГОСа длиннее и волосатее, чем у районного Совета.

2018   государство — это я

Запрещенное фото (+фото)

Оно самое

Перед вами запрещенное фото. Охрана в виде милиционера запретила мне фотографировать стоянку городского хокимията. Правда, я успел сделать один кадр. Не знаю какой закон я нарушил тем самым, но если что, вы знаете, что вешать на знамена.

Охрана в хокимияте запрещает фотографировать: как снаружи, так и внутри (и двор и здание). При том, что здание (если не врут интернеты) строилось вообще не для хокимията и там ничего такого сверхсекретного в его облике нет: заборы используются самые обычные, а не графеновые; машины стоят на парковке также как и везде; вы можете стоять и внимательно запоминать как здание выглядит, но фотографировать нельзя.

Я практически уверен, что оснований для запрета у них нет. Просто вся охрана в Узбекистане, которая охраняет что-то государственное на всякий случай запрещает фотографировать. Иногда на забор еще вешают таблички с иконками, которые намекают, что съемка запрещена. Они никогда вам не скажут на основании какого документа нельзя фотографировать — просто нельзя. Сами же не знают почему, но лучше запретить, чем не запретить.

Я хотел сфотографировать забор, за которым прячется хокимият, но его плохо видно в кадре (на дальнем плане). Может быть, наш хокимы городские, районные и областные какие-то волшебные и им требуется охрана с забором?

Мэрии Далласа забор не требуется, хотя в США 350 млн огнестрелов у гражданского населения

Внутри здания городского хокимията фотографировать тоже нельзя. Можно фотографировать, если что-то происходит (например, презентация). Однако, если вы находитесь в том же самом месте, но ничего не происходит, то снимать нельзя. WUT?

На каждом этаже есть такие пионеры, которые не выглядят как охрана, скорее как друзья жениха, но выполняют функцию надзора за гостями. Хотелось бы вам их показать, но как понимаете, их тоже фотографировать нельзя.

Я был несколько раз в хокимияте и могу сказать, что на его пустующих этажах пионеров больше, чем работающих сотрудников. Возможно, они все сидят по кабинетам и перемещаются, как в Туркмении, только через межкомнатные двери. Но ощущение такое, что ты попал на выставку современного искусства, где ничего нет и это и есть выставка. Ну, вроде как, показывать нечего, потому что ничего стоящего нет.

В здании есть прекрасные иллюстрации плана города, известных зданий и мест вроде парка «Ашхабад» или стадиона «Бунедкор». Так вот нельзя фотографировать эти иллюстрации. Это секретные объекты — смотреть можно, читать о них можно, но снимать нельзя. Понимаете, как все плохо там? Никто же не видел парка или стадиона, вдруг я солью фотку в интернет!

В хокимияте еще кабинеты пронумерованы наоборот (сотые номера на 3-м этаже, а трехсотые на первом) и ходить нужно с клубком ниток, чтобы не заблудиться. Турникетчики всегда спрашивают куда я направляюсь? Какая вам разница куда? Я уже прошел КПП, зачем мне и вам объяснять? Причем, они просто спрашивают, чтобы знать: вдруг кто-то спросит, а им ответить нечего. Хотя бы записывали. Покакать я зашел, зачем же еще? Кстати, надо в туалет заглянуть и сделать себяшки, там-то, я надеюсь, пионеров нет?

2018   государство — это я

Внутренние враги пелемен

Спортсмен единоборств пришел в клуб с ножом. Его не пустили, он стал быковать. Охрана набросилась на него и вместо того, чтобы изолировать — убила.

Премьер, просто так, взял и запретил продавать алкоголь в клубах и ресторанах после 21:00. Ночные заведения теперь становятся вечерними, чтобы не получить по голове от внезапноконтролирующих органов. Хотя только недавно сказали, что будет как во всем мире: общепит будет работать и по ночам, чтобы туристам было, чем заняться раз уж они приехали.

Налоговый комитет бросил все дела и побежал проверять ночные клубы. А где вы раньше были?

* * *

«Самая большая опасность — это внутренний враг. Внутренний враг — это тот, который ко всему безразличен», — заявил Шавкат Мирзиёев.

Чиновники понастроили целую Потемкинскую деревню из потемкинских деревень. Весь год у нас топили за верховенство Закона, а теперь, как в прежние времена, могут все поменять одним заявлением. Вспоминают про свою работу, когда что-то случится. И весь этот цирк через месяц уже пройдет, потому что спустят на тормоза, появятся новые «задачи».

У нас настоящее время пелемен. То, что районный хоким потребовал убрать баннер «Теста», потому что не потерпел игры слов, только подтверждает это. Старая школа. То, что сейчас происходит — это не перемены, а фикция.

Мы заслужили эти пелемены, потому что сами их поддерживаем. У нас вся жизнь фейковая: от свадьбы до похорон. Женимся для родственников и соседей, а не для себя. Сначала строим забор, потом дом. Покупаем поддельные товары. Даем взятки. Наши пелемены из баранины: с нами не считаются, потому что держат за баранов. Начните с себя, друзья. Станьте настоящими, у вас должны быть принципы и ценности. Не ведите себя как бараны.

Послушай мой совет в формате Эм-Пе-Три,
Не жди, когда состаришься, скорей умри.
Жаль, что твои родители — не чайлдфри,
Гори в аду, в аду гори.
(из песни)

2018   государство — это я

Свободы не будет

Румыния бастует и в соцсетях говорят (якобы), что страна становится авторитарной. Сюрприз, мазафакеры! Внезапно они проснулись и поняли, что гайки закручиваются. Дальше так и будет и не только в Румынии, а по миру вообще.

Киберпанк читали? Смотрели? Там все сказано уже. Мир движется в направлении, когда за каждым из нас будут следить и никакой свободы не будет. Потому что людей становится слишком много, а ресурсы не бесконечные. Со времен цивилизации Древнего Египта людей стало в 1000 раз больше, но большинство как жило не очень, так и живет. При этом, разрыв между самыми богатыми и самыми бедными — самый большой в истории.

Даже, если все будет выглядеть так, словно открывают шлюзы, вы будете перетекать из одного отсека в другой. В США, где, как многие думают, свободная страна — свобода довольно призрачная. Там так много свободы, что тебе уже никто не говорит, что ты под колпаком, чтобы ты вдруг не стал обращать внимание на то, что свободы-то не так уж и много. Они сами себя ограничивают ради безопасности и демократии. Это как зоопарк, в котором животные не знают о существовании другой жизни.

Обычный столб с камерами в Китае

Концлагерь на 10 миллионов уйгуров
Китай построил в провинции Синьцзян полицейское государство будущего.

Китай — лучший пример нашего будущего. Они словно модель Земли в пределах одной страны. Во всех местах скопления людей установлены камеры слежения. Их так много, что уже не обращаешь внимание на них. Китайцы не просто научились определять личность в толпе китайцев (что уже сложно), они умеют находить людей по походке.

Интернета там фактически нет. Все основные мировые ресурсы заблокированы и китайский интернет — словно Вконтакте, которого всем хватает. Нашему человеку очень странно, что там «ничего» не работает и надо установить 20 ВПНов, чтобы один работал нормально и еще один с переменным успехом. Только потому что китайцы отгородились от мира, я бы не хотел там жить.

Слежка и ограничение свобод — общемировая тенденция. Свобода осталась в 60-х, ребята. Слава богу, наши немного расчехляют вертолеты, но пока вы не сможете без прокси или ВПНа открыть вот этот сайт, считайте, что булки расслаблять пока рано.



Обновление от 20 ноября 2018:
«В интервью Axios Тим Кук сказал, что хоть он и не фанат регулирования, но это уже неизбежно и на каком-то этапе Конгресс примет соответствующие законы, потому что нынешняя система не работает так, как хотелось бы». A Blueprint for Content Governance and Enforcement — большой пост Цукерберга о том, что они создадут организацию, которая будет решать, что можно публиковать в Фейсбук, а что нельзя.


Свобода — возможность встать и уйти куда глаза глядят. Вы можете это сделать?

2018   государство — это я

Государство — это я

Заметки о том, что происходит(или нет) в стране, я отмечаю тегом „государство — это я“. Решил немного рассказать почему это так.


Детский портрет будущего короля

«L’état c’est moi» (l‿e.ta s‿ɛ mwa, лета́ сэ муа́) (фр. «Государство — это я») — фраза, приписываемая Людовику XIV, который, по преданию, 13 апреля 1655 года явился в парламент, где и произнёс эти слова в ответ президенту, выдвигавшему на первый план интересы государства. Дюлор (фр. историк) в своей «Histoire de Paris» утверждал, что король этим выражением прервал судью, в своей речи постоянно употреблявшего слова «король и государство».ВИКИ

Людовик 14-й, на мой взгляд — идеальный король. Он жил как король, остался в истории и умер в старости, потому что упал с коня и отказался ампутировать зараженную ногу — не солидно. Это не относится к вопросу, просто заметка :-)

Госуда́рство — политическая форма организации общества на определённой территории, политико-территориальная суверенная организация публичной власти, обладающая аппаратом управления и принуждения, которому подчиняется всё население страны.

Как вы прочли выше, монарх считал, что его интересы превыше интересов государства (чтобы это не означало) и ему решать, что нужно делать. В наши демократические дни, считаю, вполне подходящим применять выражение по отношению к каждому из нас — гражданину Республики. Государство — это я, это вы, ваши дети, соседи, друзья, бомжи, водители-бараны, свекрови, футбольные фанаты, уборщицы, программисты, военные... Все мы — государство, поэтому законы и их исполнение должны быть направлены на интересы граждан страны. Я не говорю о юридических тонкостях терминов, понято, что традиционно „государство“ трактуется иначе ➼.

В следующий раз, когда какой-то чиновник будет размахивать гербовой печатью и угрожать вам Государством, используйте заклинание «Лета́ сэ муа́!» и он превратится в жабу.

2018   государство — это я

Вторая петля

У меня создается впечатление, что наша новая схема успеха начинает давать сбои. Все больше тревожных звоночков поступает из социальных сетей (что есть отражение настроения в гражданском обществе). С каждым днем становится все больше известно о новых саботажниках, которые не дают продвигаться реформам и «мстят у станка», но не врагу государства, а нам с вами. Немного возмущений:

Вторая петля

И вот, вот это вот все привело меня к мысли, что мы находимся сейчас на так называемой Кривой Шамузафарова или Второй петле. Суть ее в том, что мы так разогнались с реформами, что кому-то это не нравится и теперь они тянут руль на себя, чтобы мы совершили «мертвую петлю» и пошли на снижение. Король аллегорий к вашим услугам.

Как много «как» для одной картинки «Как это сделано»

Такой же финт был у нас в начале 90-х, когда на радостях независимости открыли шлюзы, мы стали дышать в полные ноздри. Например, были валютные магазины, где официально можно было купить товар за у.е-и. А дехкане самостоятельно экспортировали продукты за границу и стали богатеть. Вот и сказочке пришел конец. Но если тогда за штурвалом были самые верхи, то теперь это укрепившиеся середнечки. Одни из них хорошо сидят и поэтому не хотят ничего менять. Другие просто дураки и думают, что схема все еще старая. И те и другие прикрываются «традициями узбекского народа», от которого страдают не только узбеки, но и другие нации в Узбекистане. Кроме традиционалистов (назовем их «затхлыми консерваторами») хватает и обычных саботажников, которые не хотят работать по-новому и вставляют палки в колеса нашей новой нормальной жизни. С каждым днем передовой маховик реформ сбавляет обороты и мы все чаще видим, что то один проект, то другой не могут реализовать.

Не проспите поворот не туда

Требуется план «Перехват». Суть его в том, чтобы как следует напомнить всем, чем мы тут занимаемся и вытащить наш самосвал из крутого пике:

  • • закон равен для всех;
  • • закон хорош, да исполнения требует;
  • • коррупционер — первый враг;
  • • начинать надо с себя;
  • • держи свой марифат при себе;
  • • в чужой дом со своим манавиатом не ходят;
  • • у каждого свои ценности и нельзя их всем навязывать или объявлять общими;
  • • где начинается моя свобода, там заканчивается твоя и наоборот;
  • • стабильность — на кладбище;
  • • не пили чинару, которую не сажал;
  • • плов — главная еда.

И помните: если гаишники и вузы все еще берут взятки, а водительские права можно купить — мы не достигли своей цели. Реформы нужны не только в законах, но и в головах. Начните с себя. Пока вы даете взятки и покупаете права, они будут брать деньги и продавать права. Голосуйте сумом.

2018   государство — это я

Хоким-арт — основа общества

Фото (с) «Зе Мег». Скамейки с подсветкой притягивают комаров, так что будьте бдительны

Мир и благополучие в Ташкенте во многом зависят от элементов малой архитектуры — фонарей и ламп уличного освещения, творческих конструкций и декоративной скульптуры. Благодаря их присутствию и энергетике предотвращаются распады многих семей.

Поэтому в нашей стране внедряются в жизнь новые механизмы работы с горожанами, в частности, использование так называемого хоким-арта, обеспечивающего духовную атмосферу в семьях. У молодежи формируется ответственность за то, что места размещения разноцветных конструкций из последних коллекций модного дома «Али-бабы» нужно считать священной обителью.

Об этом шла речь на духовно-просветительской конференции, состоявшейся в Узбекском Национальном академическом драматическом театре одного актера.

Новая конструкция, которая обещает сделать всех счастливыми

В мероприятии, организованном при сотрудничестве Комитета непонятых художников Узбекистана, Ташкентского горисполкома, благотворительного общественного фонда «Тралала», фонда «Беруний» и ряда других организаций, участвовали представители соответствующих организаций, образцовые архитекторы и дизайнеры, почтенные ландшафтные дизайнеры из Шайхантаурского, Бектемирского, Сергелийского, Яшнабадского, Юнусабадского и Яккасарайского районов столицы.

На сегодняшний день при сходах граждан страны организована общественная структура “Совет еретиков”. Этот совет будет способствовать обеспечению благополучия семей, изучению проблем, укреплению их духовно-экономических основ, а также охране памятников и художественных конструкций, воспитанию гармонично развитого поколения, сохранению стабильной здоровой духовной атмосферы. В настоящее время в результате мер, осуществленных «Советом еретиков», достигнуто примирение около 18 тысяч молодых семей.

На конференции высказаны мнения, касающиеся совершенствования деятельности общественной структуры «Совет еретиков» и дальнейшего оздоровления социально-духовной атмосферы в семьях, предотвращения разводов.

Пилилахон Чинарова, проживающая в сходе граждан махалли «Ахмокларнинг боги» Яккасарайского района — одна из примерных, опытных, разумных закупщиков конструкций в махалле. Пилилахон достойно воспитала пятерых архитекторов. В настоящее время она в мире и согласии проживает в окружении четырех пильщиков и более 10 монтажников.

Фото (с) «Зе Мег»

— Если народ будет любить и относиться к хоким-арту как к собственной дочери, в семье можно будет избежать конфликтов, — говорит П. Чинарова. — Сплочение семьи, обеспечение здоровой атмосферы среди деревьев и конструкций являются важной задачей, возложенной на старших членов семьи. На сегодняшней конференции дан ряд советов в данном направлении, что также будет способствовать обеспечению дружбы и согласия в семьях.

В рамках мероприятия, организованного в целях укрепления семей, предотвращения разводов, сокращения расточительства на свадьбах и в других семейных мероприятиях, оказывающих негативное воздействие на социально-духовное и материальное состояние семей, приводящих иногда к их распаду, демонстрировались касающиеся темы выставки, сценические представления. Психологами учебного центра «Мушук утди» проведен тест-тренинг «Хоким-арт — веление времени». Монтажникам и пильщикам, активно участвовавшим в мероприятии, вручены благодарственные письма от Ташкентского горисполкома и городского комитета непонятых художников.

На мероприятии выступила заместитель туризма Республики Узбекистан, председатель Комитета непонятых художников республики Х. К. Тушунмадова.

Создан еще один бестолковый госсайт

Государственная инспекция по контролю за качеством дорожно-строительных работ (ГИККДСР) открыла сайт, на котором, кроме прочего, можно отправить заявку об участках на дорогах, требующих ремонта. Как бы ура! Но почему все снова сделано через попу?

Я говорю снова, потому что они не первые среди госсайтов, кто продолжает запускать сайты с приемом заявок, в то время как мобилы с Телеграмом бороздят просторы космоса. Вообще, приемы заявок — это приоткрывание крышечки от кипящих пельменей (сорян, если вы пришли сюда по запросу «где поесть пельмени в Ташкенте», вам ☜туда) и, на самом деле, видимость деятельности.

Да, ладно!

Как ребята из ГИККДСР представляют себе ситуацию? Вот я еду такой на машине, вижу яму, сворачиваю на обочину. Остановился, достал из бардачка ноутбук, открываю Сафари, вспоминаю адрес: *ука, какой же там сайт был?, гуглю его минут 15, нахожу и перехожу к форме заявки и тут меня встречает полоса препятствий для морских котиков:

Типичная бездушная мутотень от госсайта

Заявка сделана максимально большой, чтобы пока вы заполняли форму, у вас было ощущение что сотрудник инспекции засунул свой палец к вам туда, где солнце не светит и держит его, пока вы не закончите.

Много ненужных полей только для того, чтобы официально вас оформить и заявка была не из вакуума, а от конкретного гражданина, которого можно посчитать. Как влияет мой пол, год рождения или социальный статус на проблему с наличием ямы я не знаю. Форму сделали общей, для всех обращений в то время, как можно было сделать про ямы отдельно. Сейчас сайт находится в тестовом состоянии, но не думаю, что появится отдельная форма позже. Спасибо, что не просят электронную подпись и сразу предупредили, что все поля обязательны.

Ну, и?

Все заявки на проблемы нужно принимать максимально упрощенно. Чиновники строят такие формы, чтобы вы сами себя отсортировали в нужный ящик. В это же время можно было сделать бота, который будет принимать жалобы на ямы даже, если я голосом ему наговорю без всей этой формальной лабуды. Для чего Джи-пи-эс в телефонах существует? Чтобы я вам из списка район выбирал? Откуда я знаю в каком районе на яму налетел в 2 часа ночи?

Для чего нас заставляют заполнять конскую форму: чтобы отремонтировать дорогу или чтобы найти виноватого, если окажется, что ямы там нет?

И так повсюду. ГИБДД имеет бота, но даже он сделан по-чиновничьи: вы не узнаете оштрафован водитель по заявке или нет, а если вы не указали время к фото, то ваша заявка не принимается. Вымагучая хренота — других слов нет. Мне жаль, что я так грубо выражаюсь, но вот что с ними делать?

А они чего?

Все эти наши Порталы, епиги, онлайн-заявки, приемные, е-гаверменты, инновации — фиктивная видимость деятельности. Они только собирают жалобы и отчитываются по количеству закрытых заявок, а не решенных проблем. Электронное правительство сделали, чтобы вы на улице не кричали, в Фейсбуке не писали при всех. Если вы вообще сможете оставить заявку, ее будут максимально долго рассматривать, потом переведут стрелки и вам снова надо будет подавать новую заявку. И так несколько раз, пока вы не плюнете на это, потому что это не работает.

Электронное правительство в Узбекистане делает вид, что все хорошо: народ пишет, оно реагирует. Не нужно «реагировать на заявки», создавать «открытый диалог», «принимать заявления», «держать руку на тревожной кнопке», «закрывать жалобы», получать расписки о том «что приехали на место и выслушали» или использовать другие красивые фразы, которые оправдывают вашу деятельность. Просто своевременно решайте проблемы!

2018   государство — это я

Что такое дизайн-код города и каким он будет в Ташкенте

КБ «Стрелка» в Централ-парке

В пятницу вечером КБ «Стрелка» собрала ташкентцев в новом Централ-парке на лекцию о том, что такое дизайн-код города. Эту тему я поднимал года три назад в сообществе Фейсбука «Дизайн-код Ташкента». Спустя примерно полгода я удалил страницу, потому что не смог привлечь критический объем внимания.

Теперь, когда у нас новый и. о. хокима — бизнесмен, который позвал москвичей переделывать Ташкент, что такое дизайн-код города скоро будет знать каждая собака. Хотя в случае с Ташкентом, правильнее сказать: каждая майнушка — бездомных собак почти нет, зато афганских скворцов как грязи.

Так вот ты какой, дизайн-код!

Дизайн-код города — система, позволяющая привести в порядок улицы города. При этом достигается баланс между интересами пешеходов, водителей и бизнеса. С помощью разработанного дизайн-кода, можно будет, глядя в книгу, знать как менять старые улицы, убирать избыточную рекламу, устанавливать вывески и витрины и т. д. Фактически — это свод правил, которым должны соответствовать улицы города.

Как работает дизайн-код. Слева: ситуация сейчас. Справа: после изменений согласно дизайн-коду (появились люди, например)

Самое интересное, что дизайн-код делит улицы на три типа:

  1. Преобладание пешеходов
  2. Смешанные
  3. Преобладание автомобилей

На улицах первого типа нельзя будет размещать крупные рекламные конструкции вроде билбордов, потому что они занимают слишком много места и сильно выделяются. При этом рассчитаны на считывание с расстояния — такие конструкции будут разрешены только на улицах третьего типа, где пешеходов нет, зато много автомобилей.

Соответственно, смешанный тип подразумевает, что пешеходов и автомобильного потока примерно поровну. Такой считает улица Амира Тимура, над новым проектом которой сейчас работают в «Стрелке».

Применять дизайн-код будут только к главным, туристическим и историческим местам. Вашу внутриквартальную дорогу с заказ-самсой, салоном красоты «Эдем», пайнетом, эвосом и дорихоной никто трогать не будет, потому что переделывать весь город будет слишком дорого.

Пример слайда о состоянии улиц Ташкента. Но скорее это пример качества камеры моего смартфона

Наружке — хана!

Хотелось бы так сказать после услышанного. Если все пройдет как планируется, то в Ташкенте значительно сократят объемы и разновидности наружной рекламы. Это просто моя мечта и чудесный сон. Но чтобы вы понимали: у нас всегда начинают за здравие, а вот как закончат еще вопрос. Типичный узбекский механизм:

  1. Устроить разгон, чтобы казалось: вот, наконец-то, взялись за это безобразие!
  2. Месяц поддерживать тонус, пока есть какие-то проверки и нет новой задачи.
  3. Через месяц продолжить жить как было до этого.

Чтобы далеко не ходить вспомните как гаишники штрафовали за непристегнутые ремни и где эти штрафы сейчас? Или, например, какими были «письма счастья» первые пару месяцев, а теперь все водители знают, где камеры работают, а где нет. Халтура.

Еще года два назад хоким района обещал все перестроить, сделать образцовой махаллю. Начали и в самом деле как на союзной стройке, но до конца не довели. Сделали действительно больше, чем было, но не все, что обещали — остались заброшенными стройки и дороги.

Помните, и. о. хокима обещал разобраться с выпилом чинар? Все обрадовались — наконец-то! И что? Перестали пилить? Перестали пилить?

Фото (с) У. Гафуров

Нет.

2018   архитектура   государство — это я   ташкент   урбанистика
Ранее Ctrl + ↓