12 заметок с тегом

сми

Презерватив — нормальное слово

Что происходит

В Узбекистане есть негласный запрет на использование слова «презерватив» в государственной пропаганде и СМИ. Наверное, потому что, если задаться вопросом что это такое, то сразу придется объяснять про половой член, а их у нас как бы нет. Весь уят остается в медвузах, кабинетах гинекологов и урологов.

Каждый год в стране на 10% увеличивается число ВИЧ-инфицированных. При этом на 2019 год более 70% заражений происходит половым путем (в 2015-м было 65%) — не в больницах, не в стоматологиях, не наркоманами, а через секс. Учитывая, что все геи, кто мог, уже уехали в Москву, дело и не в них.

Чтобы существенно улучшить ситуацию, достаточно рассказывать о том, что при сексе следует использовать презерватив. Но у нас делать это нельзя, потому что уят. Наш драгоценный несравненный хрустальный менталитет пострадает от упоминания таких слов. Слава богу, что презервативы можно купить, но говорить о них нельзя.

Мой любимый размер

Чтобы вы понимали как все плохо, сравним результаты поиска в разных странах:

  • презерватив узбекистан — не буду ставить ссылку, там только порнуха про зрелых женщин и узбечек (хотя чего я переживаю — все порно у нас заблокировано);
  • презерватив казахстан — у соседей уже лучше: есть интернет-магазины, но вперемешку с порно и кликбейтными новостями;
  • презерватив россия — в основном ссылки на российских производителей;
  • condom usa — ссылки на производителей, обзоры и рейтинги, ссылки на интернет-магазины, где можно купить.

Так происходит, потому что манавиаторы гарантируют спокойствие души, если лишний раз не вспоминать про презервативы. Взрослые люди как-нибудь сами разберутся. Логика, видимо, следующая: использования презервативов открывает двери на Катартал, а это светит разводами. Портить статистику по разводам нельзя, потому что у нас самые счастливые крепкие семьи в мире. Зато статистика по ВИЧ показывает, что взрослые и молодежь не разбираются.

Наверняка есть грех и на душе наших мужчин, потому что многие из них считают, что презервативы ослабляют ощущения (и уничижают маскулинность) — поэтому не пользуются ими. Даже, если это так (это так, но не смертельно), они должны помнить, чем им светит подобная практика. Никогда не знаешь откуда ждать засады (сейчас двояко прозвучало, но ладно): самая милая девушка может иметь чрезвычайно разнообразный опыт в прошлом и самый приличный мужчина может оказаться безответственным козлом.

Если поискать запрещенку на наших сайтах, то результаты будут следующими:

  • Газета — 1 статья (перепечатка с другого сайта);
  • Подробно — 1 статья про сюжет клипа российского рэпера из Узбекистана;
  • Анхор — есть хорошая статья, но так как у них кривой поиск, вы никогда об этом не узнаете;
  • Кун — 0 статей (в день добавляется примерно 200 новостей);
  • Дарье — 0 статей (второй по посещаемости новостной сайт в стране);
  • УзА — неизвестно, поиска нет, но я уверен на 99,99%, что там 0 статей;
  • Новости Узбекистана — внезапно 3 статьи (две по теме, одна про гепатит)
  • Минздрав — 5 статей, самая новая из которых датируется 2015-м годом. Одно время у нас в школах даже занимались просвещением, но потом лавочку свернули под предлогом борьбы за духовность. Эти публикации остались с тех времен.
  • Лента-ру — 88 статей;
  • CNN — 184 публикации.

Что делать

Со стороны СМИ, блогеров и (самому смешно) трендсеттеров нужно освещать это незащищенную проблему и напоминать читателям о том, что презервативы не только могут спасти вашу жизнь, но и не позволят вам забрать чужую.

Со стороны общественных институтов и гражданских активистов следует пролоббировать снятие запрета на употребление слова в пропаганде здоровья и позволить врачам разбрасывать презервативы с вертолетов говорить о презервативах не только в тишине кабинетов, но и в вузах, школах и везде, где потребуется, чтобы сократить рост распространения СПИДа. В нашей стране, где рост рождаемости не успевает за развитием экономики, популяризировать использование презервативов — святое дело.

Презерватив — нормальное слово.

Федя, дичь!

Это не реклама, хотя и могла бы быть.

Идея, текст (с) З. Рахманова
 Нет комментариев   1 год   сми

Верить никому нельзя

О чем речь, коллега?

Во времена фейковых новостей, верить никому нельзя. Я сейчас сказал что-то вроде «Во время дождя вы намокните, если не спрячетесь от него». И мне не нравится слово «фейк», потому что это англицизм и для подобного случая есть слово «ложь» или хотя бы «слухи», но разница все же есть. Она в том, что фейки (от англ. fake — фальшивый, поддельный) специально сливают, чтобы вводить в заблуждение и управлять вниманием. Слухи тоже, бывает, пускают, но они выглядят маловероятными, а фейки публикуют без тени сомнения в правде.

Также, выражение «фейковые новости, информация» обычно бывает в контексте интернета и телевидения. Если же вы прочитаете что-то в журнале «НЛО среди нас», вы поймете (я на это рассчитываю), что там просто фантастика, а не фейки, как и в программе «Ахборот».

Так вот, в наше время нельзя никому верить. Например, мне. Но, нет, мне можно верить — объясню ниже. Нельзя верить телевизору, нельзя верить новостным сайтам, нельзя верить — вы не поверите! — социальным сетям и особенно репостам от друзей, потому что последние часто вообще не читают — им заголовок понравился, но никто не проверял о чем там дальше речь.

Искал гифку с искусственной грудью, но увидел это и решил оставить

Почему нельзя

И вот, когда нельзя верить тому, к чему вы привыкли, рекламодатели должны же кушать, поэтому они начинают подмазывать блоггеров, лидеров мнений, авторитетов в профессиональных областях. В свою очередь, блоггеры ради чего ходят по ресторанам, на презентации (как я) и концерты? Чтобы им еще занесли. Это такой устный договор: я делаю вид, что пью вашу дрянь, потому что мне верят, а вы за это не забываете про меня и приглашаете на очередное (внимание! пошлятина!) событие.

Я сейчас как будто всех врунами назвал, да? Да, бывает и такое. Смотрите, я два раза «да» написал и не исправил, еще и пишу об этом, словно это уместно в статье.

Заливают вам не все, но чтобы вас было труднее обмануть, проще никому не верить. Есть писатели, которые делают это не ради лайков, набора аудитории, а потому что им нужно вытащить из головы мнение на тему и озвучить его. Как в фильме «Лето» Майк говорит Цою:
— Если песня остается в башке, то ей там плохо и печально. Давай, отпустим их к чертовой матери!

Большинство пришли в ваши интернеты и гнут спину не для того, чтобы озвучить мысли, а чтобы поднять легких денег и купаться в халяве славе. Поэтому, им не сложно немного отрекламировать какой-то продукт или услугу, если никто не умрет в луже крови от этого. Здесь все и начинается.

Ой, я такая фитоняша, потому что все время пью воду «Кристальная правда»! Спасибо лучшей в стране строительной компании «Дожить до землятресения» за то, что пригласили меня на этот праздник души! Вы знаете, я вам врать не стану (да), если бы я сама не поила своих детей 100%-м соком «Сочные красотки», вам бы не советовала! Ищите меня в «Бла-бла-баре» и так далее.

Два раза показывать гифки с сиськами — это какой-то сексизм. Но потом я подумал: «Какого черта! У нас свободная страна!»

Почему наши инстаграм-звезды или трендсеттеры (законодатели мод) не станут говорить правду, а остановятся только на положительных моментах? Потому что им заплатили, угостили, пригласили и главное — им нельзя ругаться с рекламодателями, иначе золотой дождь прекратится. Черт, метафорой с дождем нужно было закончить заметку: было бы в начале и в конце.

Святая троица

Плавно мы подходим к трем блоггерам, кому можно верить, потому что им в целом плевать.

На самом деле «светоч» подразумевает правду, истину, но не уверен, что все знают, поэтому пришлось добавить

  1. Умид Гафуров — не врет, потому что лучше промолчит, чем соврет. Он выехал на том, что говорил то, что думал. Читайте его. Что я несу? Вы же итак его уже читаете.
  2. Ферузхан Якубходжаев — дежурный под Чинарой. У него прет, поэтому он пишет. Я бы осторожно относился к публикациям о чем-то, что может иметь отношение к Зе Тауер ММГ, потому что это грудь, которая кормит. Хотелось бы перечислить все их проекты, но руки устанут. В остальном, он вполне себе объективен и может позволить острить о том, что остальные предпочитают не озвучивать под запись.
  3. Азамат Шамузафаров (вы сейчас читаете его) — ого! чего я делаю в своем же списке? По блату попал, не иначе. Мне можно верить, потому что я — светоч правды в узнете и никто вам больше не расскажет что и как на самом деле, потому что всем остальным слишком неудобно. Я пишу в интернет с 2003-го года (не пытайтесь посчитать, это много) и уж в те-то времена блоггеров у кого была тысячная аудитория считали по пальцам, так что я не привык, что мне платят и я расстилаюсь в комплиментах. Потому и не платят, конечно. (если много заплатят, договориться всегда можно)

Есть еще журналисты вроде Бориса Жуковского, Саши Иванюженко или Евгения Семеновича. Первый топит за законы (что ему занести — новое постановление, чтобы похвалил?). Вторая — среди Потребителей, а это портал в Ад. Уважаемый ЕС на то и уважаемый, что неконфликтный человек и даже, если станет что-то ругать, сделает это максимально вежливо, что даже не понятно уже: ругает или хвалит.

Ой, ладно! Где две, там и три!

Т. е. не сказать о Борисе было бы неправильно, потому что вы решите, что он из тех, а про Сашу сложно что-то уверенно говорить, потому что «Потребитель» честно пиарит товары и услуги. Но честно здесь то, что они не делают нативку, а не то, что говорят о минусах в том числе.

Пишет Бахтиер Насимов, в честности которого я не сомневаюсь, но мало разбираюсь в его творчестве, поэтому что-то уверенно утверждать о нем не могу:

Читаю в ленте как одна крупная beverage компания отмечала юбилей обмена валюты хлопкоробов на концентрат напитка. Автор поста пишет в ленте, что многомиллиардная компания пригласила 10 приближённых и обласканных журналистов, а пришли аж 30, негодяи. И подарки на 10 разделили на 30, какой ужас. Представляете, как делили подарочную авторучку на три: колпачок, футляр и стержень. А блокнот? А календарь или что там дарят обычно. Насколько же убоги ваши юбилеи с десятью приглашёнными масс-медиа. Насколько же мне жалко тех, кто в эту жару попёрся к чёрту на кулички за колпачком и стаканом шипучки.

Также не забывайте о блоггерах, которые совсем рекламы не размещают. По причине того, что они не достаточно популярны для маркетологов олигархов или потому что они не хотят опускаться до едания колбасы за деньги — дело десятое. Главное, что они пишут о том, что им интересно и если, как я, похвалили какой-нубудь «Лё базар», то это от души. А когда кто-то накосячит (например, Яндекс-такси), то они не забудут и об этом.

Узнал как зарабатывают онлайн-СМИ в Узбекистане

Создаете Лабораторию бизнеса. Продаете билеты.

Во вторник метнулся кабанчиком в Лабораторию бизнеса на очередное заседание клуба. В этот раз речь шла о том, что написано в заголовке. В числе приглашенных специалистов были замечены:

  1. Бахтиёр Насимов — главный редактор бортового журнала «Узбекистан эйрвейс», обладатель премии «Олтин калам» (2018);
  2. Булат Калимулин — директор интернет-издания «Дарьё-уз»;
  3. Сурен Сапов — основатель «Афишы медиа».

Народу было — половина зала. Никому тема не интересна — сделал я заключение.

Во-первых, потому что ответ очевиден: заработать на рекламе. Это как спрашивать чем дышать? Воздухом. Мне не нравится, что они все зарабатывают на рекламе (так-то вообще все), но моего недовольства недостаточно, чтобы изменить ситуацию.

Во-вторых, почти никто не хочет напрягаться и искать, пробовать новые способы заработка, о которых в том числе шла речь в интервью. Например, продакт-плейсмент (интеграция, неявная демонстрация рекламируемого товара) в видеороликах, платная подписка для иностранцев (и эстетов). Видео снимать дорого, а подписка отпугнет аудиторию.

Я топлю за пейволл (платную подписку), потому что хочу, чтобы на сайтах было меньше рекламных статей и рекламы. Но Сурен сказал, что таких как я 50 человек (или около того). Т. е. все плохо. Нам еще многие годы предстоит смотреть на рекламу в интернете. Подписка покажет кого на самом деле хотят читать и кто стоит этих денег. Сейчас новости сыпятся на нас со всех сторон и кажется странным за это платить. За новости и не надо, но есть большие статьи, аналитика, интервью, спецматериалы — вот за это заплатить можно.

Вы же оставляете чаевые официантам, которые посуду носят и завтра будут носить. А сайтам за информацию вы платить не готовы? Просто каждый месяц 3-4 официанта останутся без чаевых, потому что эти деньги перетекут на сайт с подпиской.

Зацените кресла

Среди гостей были Тимур Абдулин из Репоста и Тимурмалик Эльмурадов из Спота. Могли бы подтянуться и другие коллеги из онлайн-СМИ или блоггеры, но их не было. Спот планирует начать продавать аналитику и сделать англоязычную версию для иностранцев (тоже небесплатно).

Оказалось, что вы платите за вход 50 тыщ не только, чтобы был смысл в существовании «Граунд зеро» (где все происходило), но и чтобы во второй части передачи задать свои вопросы гостям. Это уже не покажут по телевизору, потому что на камеру не снимается. Так я узнал про планы Спота, про разницу между Куном и Дарьё — у последних аудитория моложе.

В итоге, к сожалению, никаких золотых дождей ближайшее время в интернет-СМИ нам ждать не стоит. Запускать проект, который года через два начнет себя окупать — это дорого и сложно. Не хватает хороших журналистов и, что интересно, хорошо пишущих на узбекском языке. Одна из причин почему все эти глянцевые журналы (также известные как рекламные проспекты) на русском языке — отсутствие аналогичных узбекоговорящих журналистов. Зарабатывать вы будете все равно рекламой и оплаченными статьями, а это не очень интересно. Можно попробовать сделать онлайн-СМИ для узкой аудитории, но рисков еще больше.

Интересно, что сейчас в истории нового Узбекистана — лучшее время для журналистики. Каждый день что-то происходит, появились темы, которые можно озвучивать, но кроме нескольких сайтов я не вижу ничего стоящего. Газета, Ситизен, Спот и Коммерсант — четыре столпа онлайн-СМИ в стране с 30-тимиллионым населением. Кун и Дарьё я не беру в расчет, потому что хотя они очень даже массовые, там просто новости — сегодня помнишь, завтра уже нет. Выпьем!

Азамат Шамузафаров о том, почему онлайн-СМИ стоит вводить платную подписку

Оригинальная публикация, статья по теме, видео выступления на Мувере.


В мировой практике всё больше онлайн-изданий полностью или частично отказываются от сотрудничества с рекламодателями и переходят на иную модель монетизации — платный доступ к публикуемым материалам. О том, какие в этом плюсы, почему такая модель имеет право на существование и насколько применима в реалиях Узнета — Futura узнавала у Азамата Шамузафарова, руководителя студии Grotesque и основателя известного блога Zametki.uz.

В рамках конференции USENET 2017, которая пройдет 25 апреля, Азамат выступит с докладом на тему «Платный доступ в онлайн-СМИ».

— Азамат, вас многие знают и как дизайнера, и как блогера. В «Заметках» вы часто публикуете материалы, которые получают широкий резонанс. Как вообще появилась идея вести заметки о дизайне?
— Идея появилась потому, что для освобождения места под новые идеи нужно озвучить старые. Иначе, вы так и будете их держать в голове и они будут вам мешать думать о новом. Поэтому, если их публиковать или хотя бы писать в «стол», то новые не заставят себя долго ждать.

Начал я писать в Фейсбуке, но понял, что это не очень продуктивно, потому что заметка плохо показывалась в ленте в силу своего формата и потом исчезала с концами. Тогда подумал, что надо вытащить это все на сайт.

— Будучи человеком, способным донести свою мысль до большой аудитории, насколько вы требовательны к читаемым СМИ по качеству контента и подачи? Что притягивает в современных онлайн-СМИ, а что — отталкивает?
— Наши новостные СМИ в большинстве своем друг от друга не сильно отличаются. Поэтому особой разницы нет кого читать. Какая-то внятная редакционная политика есть у Газеты.uz, а что думают о себе другие издания, для меня не очевидно. Если произойдет что-то очень важное, в Фейсбуке пользователи обязательно расскажут, а остальное суета сует. Исходя из этих соображений, решил, что подписываться на наших новостников смысла нет.

Зато я стараюсь читать СМИ, которые тратят на материал немного больше времени — Futura, VOT, Kommersant и RedPen. Когда ты видишь, как Kun.uz генерирует десятки, если не сотни публикаций в день ради показов рекламы, начинаешь особенно ценить более интересные длинные статьи на вышеперечисленных сайтах. Это интервью, аналитика, внятные обзоры, ответы на наболевшие и актуальные вопросы, диалог с читателем.

К примеру, пока многие издания переводят новость о девочке-маугли из Индии (очень полезная информация), НОН берет большое интервью у хокима района, где тот рассказывает не только о работе в администрации, но и о себе, признает имеющиеся проблемы, делится планами. Такой контент мне интересен.

— Как накопился материал по теме вашего выступления на Usenet?
— Он накопился в баночке с моими слезами, которые я проливал все эти годы от обилия рекламы как в интернете, так и в городе. Дешевую рекламу продать сайтам легче, чем дорогую, поэтому они облепили свои ресурсы баннерами. Хорошо, что есть технические средства вроде плагинов или встроенных возможностей браузеров хотя бы частично защитить себя от этого шума.

Посещая подобные сайты, я думал, как можно решить эту проблему и стал обращать внимание на материалы о монетизации СМИ. Несколько лет назад появилась робкая тенденция переводить читателей на платную подписку. Отчасти это связано с тем, что порталы вроде Гугла или Яндекса обладают такими ресурсами, что забирают под себя 70—80% онлайн-рекламы и бороться сайтам за размещение рекламы у себя становилось все труднее. Они стали искать выход и начали находить его в подписке. Опыт пока разный, но, вероятнее всего, к этому всё идет.

В итоге я решил, что проблему надо озвучить и рассказать представителям СМИ о предложении переходить хотя бы частично на подписку.

— В последнее время этот вопрос очень широко обсуждается, но, например, в России часто высказываются о том, что нынешний медиарынок всё же не готов к использованию такого приема. Как считаете, в нашей стране такая модель имеет право на существование?
— В России отчасти это связано с тем, что там есть много государственных СМИ на дотациях, которые могут не париться о монетизации и они не станут выбирать более трудный путь с подпиской. Таким образом, независимые СМИ опасаются, что все читатели утекут на бесплатные сайты. Опросы показывают, что платить готовы примерно 25% читателей, на деле, скорее всего даже меньше. Однако, это не означает, что не стоит этим заниматься.

Еще 10-15 лет назад в России пиратским контентом пользовались практически все и было дико платить за видеоигры или фильмы. Сейчас уже не менее 60% видеоигр покупают легально, потому что создали хорошие условия для этого. И это притом, что раньше игру нужно было покупать на диске, а сейчас можно скачать за полчаса с торрента. Если создать хороший сервис, то с этим можно работать.

— На ваш взгляд, введение платного доступа в первую очередь важно для СМИ в качестве инструмента дополнительной прибыли или же для формирования некого сообщества постоянных читателей, своеобразной аудитории-касты активных читателей?
— Одним из существенных плюсов платной подписки является формирование лояльной аудитории. Редакции будет легче работать с материалами, потому что они смогут общаться с преданными им читателями, будет понятно для кого они пишут и куда нужно двигаться, чтобы сохранить интерес для тех, кто их читает. Сейчас тоже можно поднять статистику и увидеть кто к ним ходит, но среди таких посетителей много случайных, которые зашли по ссылке из Фейсбука или искали что-то другое и не правильно поняли заголовок и так далее. Подписка показывает людей, которые действительно ценят ваш труд, вы им интересны и вы работаете для них. В свою очередь можно организовать с ними обратную связь, найти читателей которые близки по духу, интересам и прочему. Не только редакции, но и друг другу.

А с точки зрения монетизации, для СМИ — это способ получить качественный рост за счет сокращения рекламных площадей в виде баннеров, которые очевидно показывают, что сайт не может себе позволить отказаться от рекламодателей и он зависит от них.

— На фоне других существующих способов монетизации СМИ, насколько прибыльной может быть модель платного доступа? Если можно, несколько успешных примеров с зарубежными СМИ.
— Сейчас, по различным подсчетам, в США по подписке работают примерно 600 сайтов и в Европе около 100. В России совсем мало, но они есть.

При этом есть хорошие примеры с конкретными суммами (просто не все их озвучивают). Например: Де Корреспондент (De Correspondent) за несколько лет набрали 56 000 подписчиков, которые платят по $63/год — $3 528 000. При первой краудфандинговой кампании они сразу подняли миллион долларов. Это не означает, что так будет у всех, но это пример из жизни.

Конечно, нашим не светят такие суммы, потому что там рынок англоязычный. Однако, Узрепорт уже много лет имеет платный доступ и по максимальному тарифу для иностранцев он составляет $360/год.

— На ваш взгляд, будет лучше, если платный доступ будет целиком предоставляться к определенной категории статей или на примере многих зарубежных ресурсов разбивать один материал на несколько частей, одни сделав бесплатными, а последующие доступными только по подписке?
— Если это околоновостное СМИ, то новости нужно отдавать бесплатно (потому что их всегда есть, где почитать), а уже статьи, интервью, аналитику за деньги.

Если у вас нет новостей и вы публикуете какие-то тематические материалы, то нужно условно половину статьи давать бесплатно, а остальное за деньги. Так будет понятно читателю, хочется ему дочитать до конца или нет. Готов он за это платить или лучше на такси домой поехать?

— Очевидно, что ввести такую модель монетизации позволительно только уже популярным ресурсам с солидной аудиторией читателей. Но и в таком случае большинство читателей, скорее всего, воспримет нововведение в штыки. Как быть? Ведь можно и прогадать.
— Большинство людей не любит изменения, потому что они привыкли к тому, что есть, но это не означает, что нововведения не нужно осуществлять. Поворчат и забудут, словно ничего и не было.

Чтобы переход был приятным, нужно подмазать. Лучше всего объяснить ситуацию максимально честно. Следует рассказать, почему редакция хочет перейти на частичную подписку (полную, думаю, у нас пока маловероятно осуществить). Озвучить цели, задачи, ценности редакции, что подписка даст читателям, каким они видят свое СМИ с независимостью от рекламодателей и зависимостью от подписчиков.

— В условиях нашего рынка, какую сумму денег считаете оптимальной за подписку, если реализовать такой формат?
— В среднем у нас это 5 000 сум в месяц. Столько платят за сайты с сериалами и фильмами. Но я бы сделал два тарифа: один для тех, кто просто хочет получить платный контент и второй для тех, кто может себе позволить и хочет поддержать редакцию — в таком случае сумма может быть около 30 000 сум. Конечно, если тариф дороже, то он должен и иметь больше возможностей. И обязательно надо давать попробовать оба тарифа бесплатно.

При этом, не забываем, что халявщикам оставляем всю эту рекламу отовсюду. Она так и будет показываться за деньги рекламодателей на страницах с бесплатными материалами. Если есть возможность выбирать, выбор должен быть, потому что отсутствие выбора рождает ощущение бедности.

— Отразится ли такая модель на качестве журналистских текстов? Может быть, авторы будут чувствовать больше ответственности перед аудиторией, например?
— Я думаю, что журналисты наконец-то смогут заняться настоящей журналистикой, а не рерайтом, копипастами и переводами. В кои-то веки, они смогут сделать репортаж, взять интервью, озвучить важные темы, потому что теперь погоня будет не за показами, а за удержание аудитории. Следовательно, нужно будет давать качественный продукт, за который читатели будут готовы платить.

Кто-то скажет: раньше вы гонялись за показами, а теперь за подписчиками — не все ли равно, зачем все усложнять? Но дело в том, что показы можно накрутить как ботами, так и сео-оптимизацией и ваши, так называемые, статьи будут создаваться только для того, чтобы кто-то захотел разместить рекламу. Для этого вы можете генерировать (по другому не скажешь) публикации на скандальные темы и вы станете как ток-шоу, где готовы младенцев есть ради рейтинга. Но разве вы живете ради этого? Подписчиков нельзя накрутить, это реальные деньги от реальных людей. Подписка позволит вам писать о том, что оставит отклик в умах и сердцах читателей. О вас будут отзываться как о хорошем журналисте, который делает настоящую работу. Об этом должны думать в редакции, когда приходят на работу и размышляют как бы разместить еще больше рекламы.

— Заключительный вопрос, который я в интервью стараюсь задавать каждому моему собеседнику. С каких сайтов обычно начинается ваш день?
— Ужасно, но это Фейсбук. Я чувствую вину , потому что я не хочу так делать, но это какая-то зависимость. Словно я машинально лезу туда, потому что вижу перед собой браузер. Если бы не работа, я бы удалил свой аккаунт. Вернее, я бы сделал что-то, что называется удалением аккаунта, потому что на самом деле сделать этого нельзя.

— Спасибо! Увидимся на USENET 2017.

Ранее Ctrl + ↓