Новые законы для СМИ

Недавно, 19 февраля, я был на круглом столе по изменению закона о СМИ. Как видите, у меня активный образ жизни — не то, что у этих скейтбордистов, триатлонщиков, тревел-блогеров, инстачикуль или других инфлюенсеров. Но было слишком скучно вначале: долго задвигали про предложение, потом про демократические нормы и свободу СМИ, поэтому я ушел.

Хочу рассказать про эту фотку из канала Фонда поддержки масс-медиа. На мероприятии были фотографы и они снимали и снимали, но как только начинали говорить иностранные гости (на фото вверху слева), фотографы пулей бежали к ним, чтобы не дай бог не упустить момент. Есть у нас еще некоторое преклонение перед иностранцами. Что и видно на этом фото. После важных гостей в коллаже справа идут знаменитости Лола Исламова и блогер, далее мужик, который вел заседание (обновление: Илхом Абдуллаев, депутат ОМ). А кол-во приглашенных по именам гостей можно судить по кол-ву бутылок с водой на столе (в кадр все люди не влезли). Я это к тому, кого выбрали поставить в публикацию.

Из интересных предложений (не знаю примут или нет):
— размещать информацию об учредителях на сайте СМИ или в печатном издании,
— разрешить СМИ обращаться в Парламент по вопросам исполнения Конституции (сейчас обращаться в Конституционный суд могут обращаться в основном чиновники),
— регистрировать СМИ онлайн, а не как завещали деды — на глиняных табличках,
— установить норму на участие СМИ в открытых судебных заседаниях (видимо, что-то вроде брони в ресторане),
— разрешить долю иностранных инвестиций до 49% (сейчас 30%).

Еще придумали, что следует считать нарушением свободы СМИ:
— препятствие законной деятельности,
— цензура,
— принуждение журналистов к распространению или отказу от распространения.

Также там есть пункты, которые начинаются со слов «незаконное» (незаконное вмешательство в редакционную деятельность). И вот здесь предлагаю остановиться вот на чем.

Формулировка забавная: запрещает запрещать

Если вы обратили внимание, в стране есть Конституция, где черным по белому написаны основные законы. Один из них: 67-я статья запрещает цензуру. Это означает, что ни в каких документах больше не нужно писать, что цензура запрещена или что цензура — это нарушение свободы СМИ. Можно выпустить закон, в котором дать определение цензуры, но это глупо, потому что есть лингвистическая оценка, которая даст определение цензуре. Но если и этого мало, суд к вашим услугам. Бывают вымышленные понятия, которые одним предложением не опишешь: ценности и традиции узбекского народа. Суд к вашим услугам.

В статьях, постах, видео — можно так говорить, но в новых законах, актах, постановлениях, договорах и т. п. не нужно писать об этом, потому что есть Конституция, в которой об этом уже сказано. Если там сказано, что цензура недопустима, значит она по всей стране недопустима — везде, в любом подвале, в любой редакции, в любом отделении или Парламенте или хокимияте, вот везде.

Тоже самое со словом «незаконное». Нет никакого смысла указывать в правках к закону, что незаконное вмешательство в редакционную деятельность — незаконно. Если оно незаконно, то оно и будет незаконным, потому что оно незаконное. А если вмешательство законное, значит чего вы пристали — оно же законное? В том случае, если вам нужно перечислить вмешательства, которые теперь, согласно новому закону, следует считать незаконными — тогда понятно. Но если об этом есть статья Конституции, тогда чего вы об этом пишите снова?

Все это к тому, что у нас Конституция — это просто книжка такая. Очень много законов, распоряжений, постановлений дублируют то, что сказано в Конституции. Это выглядит так, словно она не имеет силу и, чтобы каждому ? стало понятно, что что-то делать нельзя, нужно выпускать еще один закон.

В Конституции сказано, что мужчины и женщины имеют равные права (Статья 46), но выходит еще один закон, в котором все разжевано на десятки статей. В других странах суд решает были нарушены права или нет. У нас на каждый закон нужен еще закон. Утоните в законах, актах, постановлениях, распоряжениях и указах!

Поделиться
Отправить
Запинить
Популярное