58 заметок с тегом

государство — это я

Чем занимается сенат?

У меня иногда спрашивают, чем занимается сенат. Звучит как хорошая тема для поста, постараюсь понятно объяснить.

3ППП

Власть в стране состоит из суда и трех П: президента, парламента и правительства. Чтобы было легче запомнить, иногда я записываю это как 3ППП, а на нет и суда нет.

Президент всем управляет. Парламент (Олий мажлис) занимается законами и назначениями на ключевые посты (с подачи президента). Правительство (Кабинет министров) исполняет все то, что спустят им сверху.

Депутаты


Здание Олий мажлиса на Дружбе

Парламент (Олий мажлис) состоит из двух палат (частей): верхней и нижней. Чтобы было легче запомнить, вам нужно понимать, чем они отличаются. Нижняя палата — законодательная, в ней сидят депутаты. Они придумывают новые законы и предлагают менять старые, если надо. Депутаты избираются на выборах от своих участков. Они являются как бы представителями граждан, потому что выбирают их граждане.

Но важно отметить, что в ОМ депутаты не занимаются только законами, которые беспокоят жителей участков, от которых они избирались. Просто у депутата появляется возможность внести предложение по такому закону. Но они также работают над законами, которые влияют не только на его участок, но и на всю страну. В этом смысле каждый депутат представляет интересы всех граждан.

Депутаты придумывают законы.

Сенаторы


Здание Сената на Мустакиллике

Сенаторы заседают в Сенате — верхней палате ОМ. В основном они утверждают придуманные депутатами законы. Чтобы легче запомнить, представьте, что сенаторы сидят на головах у депутатов и пока сенаторы не одобрят и не подпишет президент, закон не начинает работать. Они как модераторы, которые не пропускают посты против правил сообщества.

Сенаторов выбирают кенгаши (маленькие депутаты областей или Ташкента) по шесть человек от областей и Ташкента. Еще 16 сенаторов назначает президент, потому что может. Один дополнительный сентор может получиться из бывшего президента, у которого закончился срок годности.

Сенаторы — территориальные представители. Они нужны, чтобы при утверждении новых законов не пострадали интересы их территорий. Но у нас так не бывает, потому что дудка одна на всех.

Это работает в США, где у каждого штата есть свои законы (кроме федеральных), которые существенно отличаются от внутренних законов других штатов. Простой пример: однополые браки.

Если вы читали мои прежние публикации (если нет — горячо рекомендую), я рассказывал о том, как в теории президент контролирует весь сенат. Это важно, потому что сенат нужен, чтобы депутаты не стали утверждать законы по беспределу. Поэтому они законы придумывают, а сенаторы утверждают.

Двухпалатный парламент

Точнее так обычно и бывает, но у нас 2-й пункт Статьи 8 разрешает сенаторам вносить в законы изменения и дополнения. Выходит, что депутаты делают всю черную работу, а сенаторы потом могут подправить как им надо и утвердить. Также президент может отклонить утвержденный сенатом закон, если закон ему не понравится. Смысл тогда в сенате?

По идее, сенаторы должны сраться за законы, которые приведут к процветанию их территории, но на деле они просто утверждают все законы и кандидатов от президента. Сенаторы от Ташкента, например, должны блокировать закон об отмене прописки, но нет.

Кроме того, сенаторы утверждают много важных должностей, которые им предлагает президент. Не помню, чтобы наши сенаторы заблокировали какого-то кандидата. Там смех еще в том, что президент (на пару с Конституционым судом, который также формирует президент) может разогнать сенат по ряду причин. Получается, что президент не только влияет на состав сената (таким образом, контролируя его), но также сенаторы не заинтересованы ругаться с президентом, чтобы не потерять свою халяву на следующие пять лет, а при хорошем поведении на еще пять лет. Президент не только контролирует выход новых законов (включая статьи Конституции), но и бесприпятственно устанавливает своих людей на ключевые позиции. Сенаторы называют это возложенной на них высокой ответственностью, которую они обязаны оправдать.

 Нет комментариев    2   20 ч   государство — это я

Новые законы для СМИ

Недавно, 19 февраля, я был на круглом столе по изменению закона о СМИ. Как видите, у меня активный образ жизни — не то, что у этих скейтбордистов, триатлонщиков, тревел-блогеров, инстачикуль или других инфлюенсеров. Но было слишком скучно вначале: долго задвигали про предложение, потом про демократические нормы и свободу СМИ, поэтому я ушел.

Хочу рассказать про эту фотку из канала Фонда поддержки масс-медиа. На мероприятии были фотографы и они снимали и снимали, но как только начинали говорить иностранные гости (на фото вверху слева), фотографы пулей бежали к ним, чтобы не дай бог не упустить момент. Есть у нас еще некоторое преклонение перед иностранцами. Что и видно на этом фото. После важных гостей в коллаже справа идут знаменитости Лола Исламова и блогер, далее мужик, который вел заседание (обновление: Илхом Абдуллаев, депутат ОМ). А кол-во приглашенных по именам гостей можно судить по кол-ву бутылок с водой на столе (в кадр все люди не влезли). Я это к тому, кого выбрали поставить в публикацию.

Из интересных предложений (не знаю примут или нет):
— размещать информацию об учредителях на сайте СМИ или в печатном издании,
— разрешить СМИ обращаться в Парламент по вопросам исполнения Конституции (сейчас обращаться в Конституционный суд могут обращаться в основном чиновники),
— регистрировать СМИ онлайн, а не как завещали деды — на глиняных табличках,
— установить норму на участие СМИ в открытых судебных заседаниях (видимо, что-то вроде брони в ресторане),
— разрешить долю иностранных инвестиций до 49% (сейчас 30%).

Еще придумали, что следует считать нарушением свободы СМИ:
— препятствие законной деятельности,
— цензура,
— принуждение журналистов к распространению или отказу от распространения.

Также там есть пункты, которые начинаются со слов «незаконное» (незаконное вмешательство в редакционную деятельность). И вот здесь предлагаю остановиться вот на чем.

Формулировка забавная: запрещает запрещать

Если вы обратили внимание, в стране есть Конституция, где черным по белому написаны основные законы. Один из них: 67-я статья запрещает цензуру. Это означает, что ни в каких документах больше не нужно писать, что цензура запрещена или что цензура — это нарушение свободы СМИ. Можно выпустить закон, в котором дать определение цензуры, но это глупо, потому что есть лингвистическая оценка, которая даст определение цензуре. Но если и этого мало, суд к вашим услугам. Бывают вымышленные понятия, которые одним предложением не опишешь: ценности и традиции узбекского народа. Суд к вашим услугам.

В статьях, постах, видео — можно так говорить, но в новых законах, актах, постановлениях, договорах и т. п. не нужно писать об этом, потому что есть Конституция, в которой об этом уже сказано. Если там сказано, что цензура недопустима, значит она по всей стране недопустима — везде, в любом подвале, в любой редакции, в любом отделении или Парламенте или хокимияте, вот везде.

Тоже самое со словом «незаконное». Нет никакого смысла указывать в правках к закону, что незаконное вмешательство в редакционную деятельность — незаконно. Если оно незаконно, то оно и будет незаконным, потому что оно незаконное. А если вмешательство законное, значит чего вы пристали — оно же законное? В том случае, если вам нужно перечислить вмешательства, которые теперь, согласно новому закону, следует считать незаконными — тогда понятно. Но если об этом есть статья Конституции, тогда чего вы об этом пишите снова?

Все это к тому, что у нас Конституция — это просто книжка такая. Очень много законов, распоряжений, постановлений дублируют то, что сказано в Конституции. Это выглядит так, словно она не имеет силу и, чтобы каждому 🐏 стало понятно, что что-то делать нельзя, нужно выпускать еще один закон.

В Конституции сказано, что мужчины и женщины имеют равные права (Статья 46), но выходит еще один закон, в котором все разжевано на десятки статей. В других странах суд решает были нарушены права или нет. У нас на каждый закон нужен еще закон. Утоните в законах, актах, постановлениях, распоряжениях и указах!

 Нет комментариев    3   20 ч   государство — это я

Хокимы — автоматические сенаторы

Сенаторы Узбекистана

Если вы посмотрите список сенаторов на сайте Сената, то к вашему удивлению окажется, что от каждой области и Ташкента есть сенатор-хоким. Сенаторов выбирает кенгаш области (или Ташкента), а кенгашем командует хоким, хотя и члены кенгаша избираются народом. Выходит, что хокимы, при желании, могут автоматически становиться сенаторами.

Президент назначил 13 сенаторов

Президент хокимов сенаторами не назначал, там другие люди. Сенаторами стали все хокимы и некоторые их замы.

Но дело не только в том, что хокимы — автоматические сенаторы. Так как они управляют кенгашем, то они могут влиять на принимаемые кенгашем решения, в том числе по голосованию за сенаторов. Т. е. выходит, что хокимы решают, кто будет в сенате.

И что же выходит? Выходит, что исполнительная власть в лице хокимов назначает сенаторов, являющихся законодательной властью. Т. е. те, кто должны выполнять законы, сами решают, кто эти законы будет для них писать. Кроме хокимовских сенаторов, в Сенате есть 16 президентских сенаторов и в теории может быть еще один сенатор — бывший президент.

А так как хокимов назначает президент, то получается, что президент полностью контролирует сенат. Президент → Хокимы → Кенгаш → Сенаторы → Сенат. Наверное, я что-то не понимаю…

В США губернаторы штатов избираются населением штата, т. е. как если бы жители Ташкента выбирали себе хокима сами (не по спискам, не по предложению или рекомендации, а на свое усмотрение).

Также население штата само выбирает двух своих сенаторов, которые будут представлять их в Вашингтоне. И губернатор штата никак на это не может повлиять, потому что он не управляет Законодательным собранием, а оно не выбирает сенаторов. Сенаторов выбирают граждане. Но не в этой стране 🚜.

Обновление: Вся эта катавасия нарушает Статью 11 Конституции РУз.
Система государственной власти Республики Узбекистан основывается на принципе разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную.

 Нет комментариев    3   21 ч   государство — это я

Хокимы на 10 дней

В Андижане на 10 дней «омолодили» хокимов

В Андижанской области решили повеселиться и временно назначить на руководящие должности в хокимияты городов. Зачем это делать и что эти ребята (одна девушка) успеют сделать за 10 дней, кроме селфи для инсты — не понятно.

Интересно другое. На всех фотках видно, что все они с блокнотиками и ручками. Раньше у меня была теория о том, что блокноты используют чиновники на встречах с президентом, потому что им не разрешают заносить электронные устройства в помещение (здание), чтобы они как минимум чего-то не записали, что потом можно в интернет отправить.

Но теперь у меня новая теория. Я думаю, что даже если первая версия верна, как минимум наличие блокнота с ручкой показывает, что ты что-то записываешь, а не пинаешь буй на совещании. Если записывать в планшет или телефон — никогда не понятно, что на самом деле ты делаешь, а в блокноте можно только записывать услышанное или рисовать голых женщин (или треугольники).

Т. о. блокноты в руках возрастных чиновников — привычный инструмент работы, потому что они не умеют иначе. Что касается остальных, то:
Блокноты в руках чиновников — символ покорности к власти и признания ее авторитета.

Не смотря на то, что эти молодые львы (с лица некотрых радости не снять) будут занимать посты хокимов городов, ведут себя как колхоз. Они записывают даже тогда, когда их назначают хокимами, потому что надо же все записать и учить перед сном потом — золотые слова! Обратите внимание, что у большинства блокноты открыты в первой четверти, т. е. они у них почти новые. Возможно, их (блокноты) только купили, а возможно там ничего нет, кроме каракуль, поэтому записывают всегда на первых страницах.

Будущие хокимы так сильно прогнулись, что даже отсюда видно, что ничем наше новое поколение, в лице этих халифов на час, не отличается от чиновников старой школы.

 Нет комментариев    3   21 ч   государство — это я

Хокимы в Узбекистане нарушают разделение ветвей власти

В сенаторы избраны хокимы столицы, всех областей, председатель Жокаргы Кенеса Каракалпакстана, а также некоторые заместители хокимов областей и районов. Они представляют одновременно исполнительную и законодательную ветви власти. — пишет Газета.

Здравствуйте, дети. Сегодня мы поговорим с вами о разделении ветвей власти. Первым о необходимости разделения тех, кто придумывает законы и тех, кто их исполняет задумался еще Платон, Аристотель продолжил его идеи. Сейчас мы не будем ориентироваться на Древних греков, потому что, как говорится: древние греки придумали секс, а римляне добавили туда женщин. Это просто к сведению о том, на сколько очевидна была необходимость этого еще в древности.


Разделение властей

Развил и привел к современному состоянию эту практику французский правовед и политолог Монтескьё в конце 18 века. Сделано это было для того, что ограничить власть короля, чтобы он не стал тираном (в Древнем Риме тираны имели временное право на полный анлим в принимаемых решениях). Цитата из его книги:

«Если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет, так как можно опасаться, что этот монарх или сенат станет создавать тиранические законы для того, чтобы так же тиранически применять их».

В нашем правительстве кенгаш утвердил всех предложенных президентом хокимов и некоторых замов хокимов в качестве сенаторов. Напомню, что сенаторы — это представители регионов, которых выбирают местные кенгаши (поправьте, если ошибаюсь). И теперь в Сенате примерно 15 сенаторов хокимов и замов, предложенных президентом. Еще 16 сенаторов, которых создал президент согласно закону «О сенате» и против 10-й Статьи Конституции РУз. Минимум 21 сенатор обязан своим местом президенту. Кроме них есть еще члены Узлидепа — пропрезидентской партии.

Обратите внимание на кол-во мест членов Узлидеп в Законодательной палате: 1 созыв — 42, второй — 53, третий — 52, четвертый — 53. Стабильность — признак мастерства. За 15 лет Узлидеп стабильно набирает треть мест: не слишком много, не слишком мало. Вы что, знаете как голосовать, чтобы они всегда так ровненько набирали места? Наверное, я чего-то не знаю.

Отвлеклись. Так вот, хокимы и их замы — это исполнительная власть. Им сверху спускают закон, постановление и вот эти все бесконечные названия документов от Олий Мажлиса до ведоств, которые они должны выполнять.

Ребята в Олий мажлисе — законодательная власть, потому что они придумывают законы. Сейчас на лицо конфликт интересов хокимы и их замы в качестве исполнительной власти присутствуют в виде законодательной власти. Т. е. хокимы сами для себя будут придумывать законы. Это как если бы тараканы могли выбирать каким ядом травиться.

Плохие новости — такого нет в демократических странах. Разделение ветвей власти — краеугольный камень свободного государства. Вся идея заключается в том, чтобы один человек не мог делать все, что захочет. Поэтому властью делятся, поэтому ее разделяют и поэтому она ограничена по ветвям, чтобы влиять можно было только на часть общего дела, а не на все.

Хорошие новости — это фуфел. Хокимы в качестве сенаторов не будут придумывать законы под себя, потому что это не их задача — придумывать новые законы. Их задача — не развалить свои области. А статус сенатора дает им права, защиту, возможности, прибавляет значимость, зарплату и статус. Хужайин становится еще более хужайинестей и его станут больше бояться, а он будет чувствовать как его ценят и дарят медали. Невозможно проводить реформы без преданной команды.

 Нет комментариев    1   21 ч   государство — это я
Ранее Ctrl + ↓